Вышить в глубинке: как бисер излечил жительницу Воронежской области

10.07.2019 в 14:29, просмотров: 8087

Этих самых «лекарств» в доме Лебедевых, расположенном на самой окраине села Талы Кантемировского района, несколько ящиков. Все они — разноцветные, аккуратно расфасованные в мелкие целлофановые пакетики разных размеров.

Вышить в глубинке: как бисер излечил жительницу Воронежской области

«Это — китайский, это — чешский, — поясняет хозяйка дома Татьяна и добавляет: вся это мелочь — по сути, и есть мое лекарство. Не будь его, не знаю, как бы жила сегодня. А, может быть, и не жила вообще…». Верим ей на слово, хотя Татьяна точно знает, о чем говорит.

Скульптурная группа

Крупное село Талы сегодня известно, в том числе, и далеко за пределами Кантемировского района еще и из-за того, что его жительница Татьяна Лебедева — довольно раскрученная на всю округу мастерица, которая занимается скульптурой из самого обычного бисера.

Бисер, в общем-то, материал довольно заурядный и вполне себе распространенный. Популярен он особенно в селе, где во время, свободное от работы на своем огороде, примерно каждая третья сельская жительница по мере своих возможностей что-то им вышивает. Благо сейчас — в век интернета — это не проблема: дистанционно можно заказать и получить выкройки хоть с родными пейзажами, хоть с ликами святых, хоть с детскими картинками. Короче, словосочетание «вышивка бисером» даже у многих мастериц сегодня вызывает скуку и тоску…

Но Татьяна Лебедева нашла именно свой, необычный путь. Не будем говорить об этом пути, как о чем-то суперуникальном, однако, даже по нынешним, вполне себе продвинутым в плане рукоделья временам, скульптура из бисера — вещь пока не особенно раскрученная. По крайней мере, на юге Воронежской области это большая редкость.

Мастер? Класс!

А пришла в это ремесло Татьяна Лебедева во многом благодаря… своему недугу.

— По образованию я технолог мясомолочной промышленности, — рассказывает мастерица, — пока была здорова, работала в родных Талах, но уже около десяти лет у меня проблемы со здоровьем, перенесла инсульт, и вот именно после него для меня бисер стал лучшим лекарством, никакого сравнения с набившими оскомину таблетками и пилюлями!

Впервые такую технику общения с бисером Татьяна нашла в интернете лет десять тому назад, а до того она, как ее многие подруги, немного вышивала крестиком и гладью, но до каких-то серьезных работ тут дело так и не дошло. Это было себе вполне банальное увлечение.

Как-то случайно она попала на один из многочисленных интернет-ресурсов, где проводились мастер-классы по совсем новой для нее технике — скульптурам из бисера. Именно это и крепко-накрепко зацепило Татьяну.

— Сначала попробовала сделать одну работу, вторую, третью, — говорит она, — получилось как-то не очень. Стала более пристально изучать технику известных мастериц и потом уже не смогла остановиться. Это очень затягивает, а тем более, что для меня после болезни было важно восстанавливать мелкую моторику, заново учиться работать пальцами, считать и прикидывать на глаз размеры и формы моих будущих работ, в общем — собственноручно проводить полный курс реабилитации. И бисер в этом оказался для меня самым незаменимым помощником.

Форма и содержание

Скульптуры из бисера — это либо объемные фигурки людей или животных, либо изображения сказочных персонажей или каких-то сценок из жизни природы. Если максимально просто, то делается все это примерно в одной технике: основа — проволока, на которую накладывается фольга, скотч и пластик для запекания.

То есть, перед началом работы создается нечто типа каркаса, который служит основанием, куда потом накладываются бисеринки разных форм и оттенков. А на выходе получается нечто вроде объемных игрушек, картин или кукол разных видов и цветов.

До сегодняшнего дня именно в такой технике Татьяна уже выполнила более полусотни работ, большинство из которых родилось уже по готовым лекалам, подсмотренным ей на дистанционных мастер-классах, на которые она поторопилась записаться.

На этот счет у мастерицы имеется целая жизненная философия:

— Когда мне на таких мастер-классах ставится условная задача, сделать, например, ту или иную игрушку за три недели — мне просто и легко. Потому что мной сверху (через компьютер) управляет опытный мастер. А если, допустим, я буду придумывать сюжеты работ или их персонажи именно из головы, это будет труднее, и без жесткого графика я буду возиться дольше. Внимание ко мне мобилизует и настраивает на работу. Конечно, среди всех моих скульптур есть некоторые, которые я именно придумала сама, но такая работа для меня труднее, чем делать какие-то модели под заочным контролем опытных мастериц.

На каждую такую работу у Татьяны Лебедевой уходит в среднем от месяца до трех — хозяйство у семьи немалое, сад с огородом, птица, а потому для занятий своим любимым делом остаются только поздняя осень и зима, а по весне она засовывает свой бисер под шкаф, берет тяпку и выходит на огород.

Чего выставились?

Супруг Татьяны Дмитрий — своего рода коммерческий директор всего этого производства. «Я зарабатываю деньги на увлечения жены, — поясняет он, — но, с другой стороны, всегда был и буду против того, чтобы какие-то из этих вещей уходили на продажу! А увлечение Татьяны по меркам сегодняшнего дня точно не из дешевых, за материалом часто приходится мотаться то в Кантемировку, то в Россошь».

Среди работ хозяйки есть единственная, основой для которой послужил неожиданно найденный в дальней посадке длиннющий корень акации, на который она уже начала накладывать слои за слоями, а в остальных случаях это довольно обычная техника.

«Обычная», конечно, для тех, кто понимает. Но на юге Воронежской области мастериц такого уровня, которые занимались бы именно скульптурой из бисера — раз-два и обчелся. Понятное дело, что Татьяне по большей части приходится вариться в собственном соку — выставлять работы особо негде, и именно это ее немного волнует.

— За последние четыре года у меня прошли лишь две небольшие выставки — в Кантемировке и в нашем Таловском сельском ДК, — говорит Татьяна. — Земляки подходили, спрашивали, интересовались этой техникой, но покупать работы особо никто не собирался. Понятное дело, что тут себестоимость каждой минимум 3–4 тысячи, да еще пару месяцев на каждую уходит. Не продавать же их за 300–500 рублей! Да и вообще, честно говоря, я не собираюсь это дело ставить на поток — пока мастерю скульптуры для себя, для удовольствия, для положительных эмоций. Это же для меня настоящее лекарство и для души, и для рук с головой!

Конечно, в глубине души Татьяна мечтает, например, вести кружок в сельском ДК, чтобы обучать этой симпатичной технике детвору. Но, с другой стороны, пока она сама во многом считает себя ученицей, а значит — в этом ремесле даже для нее — относительно опытного мастера — остается много белых пятен. Поэтому она и дальше будет учиться этому необычному виду искусства, чтобы когда-нибудь передать свои навыки другим.