Маслобойка под Воронежем, изготовленная в ХIХ веке, и сегодня умасливает туристов

Старинный механизм реанимировали ломовские умельцы

20.06.2018 в 13:34, просмотров: 958

Одной из самых неожиданных идей для руководителя отдела культуры Воробьевского района Василия Козлова стала маслобойка, собранная из деталей нескольких других, работавших еще в 1870–1890-х годах. Они и были привезены по частям в Ломовской природно-ландшафтный парк, с 2017 года имеющий статус областного учреждения, где уже позже стали маслобойкой — действующим памятником истории родного края.

Маслобойка под Воронежем, изготовленная в ХIХ веке, и сегодня умасливает туристов

Как по маслу!

В Ломах и до того памятников народным ремеслам было в избытке — мельница, челноки, хатки и беседки крытые соломой, колодец-журавель, подземная фитобаня, а в 2016 году тут появился новый этнографический комплекс — маслобойня для производства подсолнечного масла на оборудовании XIX века.

После того, как Василий Викторович в 2003 году буквально в чистом поле заложил главную жемчужину своей жизни — диковинный ландшафтный парк (где вот уже несколько лет подряд проводятся международные фольклорные фестивали «Русь песенная, Русь мастеровая»), — к ее блеску каждый год добавляются все новые и новые оттенки. Козлов создал музей камней, сделал «лес смерти», «качели любви», привез из Таловского района, собрал на новом месте и запустил ветряную мельницу. Ну а последней его фишкой стала маслобойка, план строительства которой Василий вынашивал около пяти лет. И вот теперь — уже почти два года — этот туристический арт-объект живет своей собственной жизнью…

В двухэтажном здании, где разместился один из более чем двух сотен ломовских экспонатов, корреспонденты «МК в Воронеже» побывали еще в момент строительства помещения для этого уникального производства. Там тогда пахло свежей доской и стружкой, слышался звон пилы и стук топора, заглушаемый зычными командами Василия, с которым автор этих строк даже попытался тогда заключить пари на тему — получится ли в принципе привезти и смонтировать оборудование маслобойки.

Разбивать ладони мы тогда так и не стали, потому, что «отец родной» Ломовского парка несколько раз повторил тогда одно из своих любимых изречений, сложенное из березовых чурок на одном из видовых мест парка: «Я хочу жить там, где нет места подвигу».

Тогда-то становилось ясно — маслобойка будет тут жить и работать.

Фляги на пашнях

Сегодня двухэтажное здание маслобойки видно издалека. Возле него стоят и чешут затылки мужики из окрестных сел — Рудни и Верхнего Быка — Паша Тарановский, Серега Сметаничев и Леша Дудкин. Мастера на все руки, они собирали из трех, еле живых маслобоек конца 19-го века одну работающую. Оборудование искали и свозили в Ломы по частям — из соседней Волгоградской области, граница с которой проходит в полукилометре от Ломовского парка, а также из сел Воробьевского и Калачеевского районов.

— Ушлые все же эти немцы (большая часть оборудования тут — германского производства 1895 года выпуска), так они по уму умудрились все сделать, — бормочет Павел, в который раз разглядывая подвластный лишь ему и его товарищам механизм, общий вес которого составляет около пяти тонн.

— На крестьянскую семью обычно на год требовалась одна 40-килограммовая фляга масла, — подхватывает беседу Сергей, — в окрестных селах маслобойки такой конструкции работали еще до 60-х годов прошлого века, но их уже давно нет. А эта, по всему выходит, самая старая из ныне действующих в нашей области.

— Какой там — в области! — темпераментно врезается в беседу Василий Козлов. — Я справки наводил — в Черноземье точно нет работающих маслобоек такого возраста.

Дали ремня

…В здании маслобойки пахнет семечками, свежими досками и сыромятной кожей. Ее выделанный кусок размером в четыре квадратных метра нашли у какого-то столетнего деда в Новохоперском районе. Кожа именно такого качества была нужна для того, чтобы сшивать иногда рвущиеся от старости приводные ремни маслобойки, способной из полутора тонн семечек выдавить 300–400 килограммов масла.

Но не только диковинно реанимированным механизмом интересна эта маслобойка — само ее здание строилось необычно. Сначала по всему периметру был поставлен специально спроектированный дубовый каркас, потом внутрь него затянули все разрозненное оборудование, на месте собрали его и только после этого начали монтировать стены и крышу.

Это делалось для того, чтобы крепкие дубы, опоясывающее здание, гасили вибрацию от работающих механизмов, и стены с крышей не разрушались при рождении масла.

Главная здешняя сложность сегодня — запчасти для механизмов, которых по большому счету в природе давно не существует. Их не закажешь по каталогу — их просто уже нет. Вот и приходится ребятам включать свои мозги на полную катушку, чтобы, к примеру, сообразить — как и из чего можно сварганить сальники для отдельных механизмов всей этой системы.

— Главное для нас сделать так, чтобы туристы, которых в Ломы в год приезжает по 30–40 тысяч человек, смогли увидеть не мертвые музейные экспонаты, а живые — действующие, — говорит Василий Козлов. — Важно, чтобы люди поняли, как именно жили их деды и прадеды. Специально для гостей мы уже начали фасовать мелкими партиями масло, выжатое нашей маслобойкой. Конечно, круглые сутки она работать не будет — старые механизмы не выдержат. А ведь, чтобы все их подготовить к запуску — нужны минимум пара дней. Да и запускать промышленное производство масла мы не собираемся, зато разливаем его для туристов в крохотные фирменные бутылочки. Хотя для больших экскурсий обязательно покажем, как и из чего делали подсолнечное масло в этих местах в прошлом веке.

Свежие прессы

Прежде, чем войти в здание, где делается ломовское масло, Василий Козлов взял в руки веник и начал обметать от шелухи ступеньки, ведущие на второй этаж. При этом он тихо ругался про себя на тех, кто так неразумно разбросал здесь это ценное топливо для здешних печей.

— Лузгой мы топим печи, на которых в специальных громадных сковородах выжариваются семечные ядрышки перед попаданием под пресс, — говорит Василий, — так что тут у нас, считай, безотходное производство.

По его задумке, наиболее дотошные туристы сами смогут поучаствовать в процессе появления на свет способом горячего отжима ломовского масла, которое, по отзывам специалистов, получается ничуть не хуже того, что сегодня продается в магазинах.

А как иначе? В этом сказочном парке все всерьез — и мудрый ручной индюк Борис Федорович, и ветряная мельница, лопасти которой крутятся даже в полный штиль, и русская печь, в которой гости при желании, помноженном на долю усердия, могут выпечь хлеб. И даже — каменный лабиринт, выходить из которого следует, двигаясь по прибитым к камням табличкам с изречениями древних мудрецов…

Главное тут — не картинки деревенского быта, созданные руками тех, кто бережет и множит парк, а сама давно позабытая, но ожившая эта самая деревенская жизнь, густо сконцентрированная на 150 гектарах Ломовского парка, который каждый год все больше и больше привлекает к себе туристов…

Фото Андрея Иванова