Солисты увольняются хором

Воронежские певцы не желают больше мириться со своим унизительным положением

13 января 2016 в 14:59, просмотров: 7701

За кулисами Воронежского государственного театра оперы и балета в последний день минувшего года разыгрались нешуточные страсти. Сразу девять солистов-вокалистов подали заявление об увольнении. Причиной, как указано в документе, послужило «унизительное решение художественного руководителя о назначении персональных повышающих коэффициентов и квалификационных категорий солистам оперы».

Солисты увольняются хором
фото из открытых источников

Заявление подписали не просто солисты, а люди, по праву занимающие сегодня в театре ведущее положение: Людмила Солод, Светлана Дюдина, Дмитрий Башкиров, Алексей Иванов, Назарий Немченко, Роман Дюдин, Софья Овчинникова,   Уриэль Гранат и Юлия Проняева. Что же их так возмутило? Оказывается, Андрей Огиевский, занявший в начале сезона пост художественного руководителя театра, сделал солистам весьма оригинальный новогодний «подарок» - установил новые персональные повышающие коэффициенты (ППК) к окладам. В результате у некоторых реальная зарплата сокращается чуть ли не вдвое. Вот и написали певцы заявление об уходе – коллективное, в знак протеста. Однако юридических последствий сей документ не повлечет: увольнение – номер сольный, «ансамблевое исполнение» здесь неуместно. Так что можно было бы улыбнуться и забыть о нелепой выходке – мол, «ах, эти тенора – как дети, право». И всё же случившееся – не просто эмоциональный всплеск, а тревожный симптом, свидетельствующий, что обстановка в труппе подошла к критической черте.

Из чего складывается зарплата солиста? Из оклада и надбавки (того самого ППК). Оклады невысоки даже у ведущих солистов – чуть более 13000 рублей. Повышающий коэффициент существенно увеличивал эту сумму. И будет увеличивать, но не у всех. Так решил худрук. Авторы нашумевшего заявление называют его шаг волюнтаристским и требуют, чтобы подобные решения принимались коллегиально и прозрачно. С этим трудно не согласиться, ведь иначе пресловутый ППК превращается в плетку Карабаса- Барабаса. Правда, у «доктора кукольных наук» театр был частный, а здесь мы имеем дело с государственным.

Вообще говоря, ситуация изначально постыдная. Ведь оперные певцы – люди особые. Во-первых, дав способности, их отметила природа, выделив из общего ряда. Во-вторых, на развитие и профессиональное оттачивание этих способностей уходят годы изнурительной работы. Да и сами выступления на оперной сцене –  тяжелый, в том числе и физически, труд.  Бытовая неустроенность, некомфортная  среда крайне пагубно сказываются на таком  орудии труда, как голос. Поэтому и 13000 рублей, и вдвое больше (с учетом ППК), в данном случае – не что иное, как унизительная подачка. И это происходит в регионе, руководитель которого не так давно получил национальную театральную премию как самый передовой «радетель за искусство». Тут уж не комедия – фарс.

Хроническое безденежье стало в последнее время проклятьем оперного театра. Здание обветшало, оркестр играет «на дровах», денег на новые постановки нет, оплата жилья иногородним солистам под вопросом… Теперь еще и на кровно заработанные покусились! Между тем, нельзя не заметить, что финансовая политика в сфере воронежской культуры всё больше приобретает избирательный характер. К примеру, не секрет, что масштабные идеи худрука Камерного театра Михаила Бычкова особых препятствий на пути к своему воплощению не встречают. Вы спросите, причем же здесь опера? Да притом, что на новую постановку моцартовского «Дон Жуана», режиссером которой будет господин Бычков, средства неожиданно нашлись. И по воронежским меркам – немалые. Вообще, злые языки сравнивают Бычкова со спрутом, всё крепче сжимающим в своих объятьях воронежскую культуру: поговаривают, мол, только до библиотек еще не добрался.

Планируется в «Дон Жуане» и участие приглашенных солистов (что также повлечет затраты), а будут ли они лучше местных – еще вопрос. Достаточно вспомнить открытие нынешнего сезона. В гала-концерте выступили лишь 3-4 воронежских певца, зато среди приглашенных Андреем Огиевским звезд незабываемо «блеснула» меццо-сопрано из Сербии, певшая… чуточку лучше, чем мистер Питкин в тылу врага.

Но вернемся к ситуации с заявлением солистов. Маэстро Огиевский отреагировал на происходящее до циничности спокойно – мол, никто никуда не уйдет. И действительно, это же не учителю из одной школы в другую и не продавцу из магазина в магазин перейти. Поэтому на сайте театра имена любимых воронежцами солистов по-прежнему значатся в анонсах предстоящих спектаклей. Только теперь устами художественного руководителя им приклеен ярлык «пятой колонны». «Пилят сук, на котором сидят, ведь театр их кормит», - заявил о недовольных Андрей Огиевский. О том, как кормит - мы уже знаем.

Что показала эта история? Во-первых, происходящее – закономерный итог кадровой чехарды, царящей в руководстве театра в последние пару лет. Во-вторых, не каждый хороший музыкант способен быть художественным руководителем крупного творческого коллектива. Ну а самое главное – до обидного банально: пока власть не научится уважать художника (дело не только в зарплатах) – подобные дрязги будут возникать вновь и вновь.    



Партнеры