Экс-тренер «Факела» Павел Гусев: «Некоторые люди сдали ту игру»

Бывший наставник воронежской команды о зарплатах, трансферах, «странных матчах» и о пари с болельщиками

16.10.2019 в 12:48, просмотров: 2447

В нынешнем сезоне воронежский «Факел» выступает из рук вон плохо. Но воронежская команда знала и совсем другие времена, когда на домашних матчах собиралось по 10–12 тыс. зрителей. Это время приходится на работу Павла Гусева. Известный специалист всегда давал результат — выводил «Урал» в премьер-лигу, поднял «Факел» из второй лиги в ФНЛ. А еще Павел Гусев — единственный тренер в России, который два раза с разными командами выиграл кубок ФНЛ. Сегодня Павел Пантелеевич — гость «МК в Воронеже».

Экс-тренер «Факела» Павел Гусев: «Некоторые люди сдали ту игру»
Павел Гусев. Фото Андрея Иванова.

Дачником стать не тороплюсь

— Павел Пантелеевич, после ухода из «Факела» весной 2018 года вы остались в Воронеже. За прошедшие полтора года после вашей отставки были предложения вернуться к работе?

— Конечно. И из ФНЛ, и из второй лиги, даже из-за границы. От них я отказывался.

— Есть какой-то срок окончания этого затянувшегося отпуска?

— Думаю, он подходит к концу, сейчас я готов к работе. Из футбольной темы я не выпал, слежу за всеми турнирами, общаюсь с коллегами-тренерами, с игроками. Если будет достойное предложение, готов его принять. Хотя знаю, что некоторые недоброжелатели меня называют чуть ли не «дачником». Но работать я еще буду, к футболу интерес не потерял.

— Что в вашем понимании означает «достойное предложение»?

— Перед командой должна стоять задача — борьба за место в условной «десятке» меня не интересует.

— Я видел вас 25 сентября на матче 1/16 финала кубка России, когда «Факел» играл дома с тульским «Арсеналом» и уступил 1:2. Невольно родилась ассоциация с другим кубковым матчем той же 1/16 финала, сыгранным тоже 25 сентября, но в 2014 году. Тогда «Факел», игравший во второй лиге, уступил тогдашней команде премьер-лиги — московскому «Торпедо» — с тем же счетом 1:2. На той игре было 18 000 зрителей, на матче с «Арсеналом» — 7500. Воронеж теряет интерес к футболу?

— Тогда, конечно, зрительский интерес был намного выше! Когда мы в том сезоне выходили из второй лиги в ФНЛ, на каждом матче в Воронеже собиралось минимум по 5–6 тыс. зрителей. А на играх с лидерами зоны «Центр» порой было по 12–13 тыс. болельщиков. Причина, думаю, в качестве футбола как зрелища. Болельщики в Воронеже потрясающие, но сегодня они видят на поле в исполнении «Факела» совсем не то зрелище, которое хотели бы.

— В одном из последних интервью вы говорили о том, что в строительстве команды в Воронеже не заметно заинтересованности властей.

— Да, это так. С моей точки зрения, руководство региона должно обеспечивать жизнедеятельность клуба, решать технические вопросы, а именно — создание команды надо отдать профессионалам. Можно привести пример работы наших соседей — тамбовчан и туляков — недавних соперников «Факела» по второму дивизиону. Может быть, Воронеж более футбольный город, чем те же Тамбов и Тула, но они — в премьер-лиге, а мы третий год подряд боремся за выживание в ФНЛ. В Туле на каждом матче на трибунах присутствует губернатор, а это сигнал для всех чиновников и бизнесменов — если первое лицо на трибуне, значит, футбол власти нужен! В Воронеже я шестой год, из них я четыре сезона работал в «Факеле» — за мою бытность здесь первое лицо региона не побывало ни на одной нашей домашней игре. Первый раз глава региона был на кубковом матче с «Арсеналом» 25 сентября 2019 года. Понятно, что губернатор — человек занятой, но если мы говорим о развитии футбола, то главу региона должны окружать не просто чиновники, а футбольные специалисты, а у нас такое не просматривается.

— Сейчас «Факел» максимально закрыт, гендиректор Роман Асхабадзе не общается с прессой, главный тренер Сергей Оборин делает это крайне редко, и то с разрешения того же Асхабадзе, получить которое непросто. При прежнем президенте «Факела» Евгении Севергине, который был тоже человек, мягко говоря, непростой, такого никогда не бывало!

— Мое твердое убеждение состоит в том, что команда играет для болельщиков, потому тут должна быть максимальная открытость, я ни разу не отказал в общении ни одному журналисту. Анализируя работу нового руководства «Факела», я вижу, что вначале были заявления, что задача остаться в ФНЛ — главная на сезон, хотя с тем составом, который сегодня находится в распоряжении Сергея Оборина, команда как минимум должна претендовать на место в «десятке». Насколько я знаю, с финансами проблем нет — «Факел» живет не на клубной базе, а в одном из фешенебельных отелей города, в распоряжении команды два великолепных поля — на «Локомотиве» и на «Чайке».

— А почему тогда команда ведет трудную борьбу за выживание в ФНЛ? Сергей Оборин с первых матчей сезона объясняет это тем, что она собиралась перед сезоном, люди были в разной степени готовности. Но сколько можно выпячивать эту причину провального старта в качестве главной?

— Согласен с вами. Если бы новые люди собрались в команду в зимнее трансферное окно, где перерыв бывает около 2,5 месяцев, тогда было бы ясно, что они долго не играли, и физические кондиции надо восстанавливать. Но в нашем случае новички пришли в «Факел» после окончания предыдущего чемпионата, пауза между которым и стартом нового турнира составляет месяц, а то и меньше. И люди, пополнившие команду, где-то же играли, и за две недели отдыха они просто не могли растерять физические кондиции.

Футбол агентов не интересует

— В том же кубковом матче против «Арсенала» мы с вами видели непривычную самоотдачу игроков «Факела», но как дело доходит до календарных матчей, она куда-то исчезает…

— Понятно, что в игре с командой премьер-лиги у игроков была предельная самоотдача. Это ведь мотивация — а вдруг меня заметят, куда-то пригласят. А в календарных играх у ребят из «Факела» самоотдачи на поле явно недостаточно для исправления турнирной ситуации. «Факел» сыграл 16 туров (встреча с Павлом Гусевым прошла на минувшей неделе. — Ред.), забив в них 9 мячей, причем четыре из них в ворота ивановского «Текстильщика». Выходит, в остальных 15 матчах воронежцы забили 5 мячей, то есть один мяч в трех играх, это же ненормально!

— Может быть, это некие отголоски психологии команды двух предыдущих сезонов, когда «Факел» должен был вылетать во вторую лигу, но оставался из-за того, что лидеры зон второй лиги не находили деньги на участие в турнире ФНЛ?

— Уверяю вас, что в этом сезоне все лидеры зон второй лиги поднимутся в ФНЛ, а потому рассчитывать, что сейчас «Факел» кто-то так пожалеет, не стоит. Не надо забывать про одного из соперников «Факела» по подвалу турнирной таблицы — ФК «Енисей», который стопроцентно покинет зону вылета. Поэтому пока для «Факела» ситуация непростая, но я очень хочу, чтобы команда сохранила прописку в ФНЛ.

— У вас была такая же ситуация в последнем сезоне в «Факеле»?

— Тогда у нас полностью был сорван первый предсезонный сбор, мы поехали на первый тогда, когда другие команды провели по два сбора. Должны были собираться 8 января, а собрались 26-го. И вся программа подготовки оказалась скомканной. Плюс к этому условий для работы в Воронеже не было вообще. Для меня осталось загадкой, почему ни с кем не были тогда подписаны контракты.

— Насколько вы как главный тренер «Факела» при президенте Евгении Севергине могли влиять на трансферную политику клуба? Вы вообще когда-либо были агентом отдельных футболистов?

— Агенты — люди, преследующие только свои финансовые интересы, об интересах футбола тут речь не идет, для них проще всего заработать деньги, тасуя колоду игроков — особенно в ФНЛ. Сам я никогда не занимался агентскими функциями, бывало, что звонил игрокам, приглашал их, договаривался, но к финансовой части их перехода в команды никогда не имел отношения. Когда я пришел в «Факел» в первый год, я обозначил нескольких игроков, которых знал по прежней совместной работе. Так появились Саша Котляров, Ваня Драников, Миша Бирюков, Слава Сушкин, Дима Иванов. Скажу, что тогдашний президент «Факела» Евгений Севергин много сделал для команды, да и сегодня та самая структура, которую он возглавляет, — главный ее спонсор.

С предателями не общаюсь

— Как строилась трансферная политика тогдашнего «Факела»?

— Мы с его президентом обсуждали кандидатуры вероятных новичков, я наводил справки у коллег об этих футболистах, и сообща принимались решения. А последний сезон 2017–18 годов для меня был шоковым вообще! Уходя в отпуск, я знал, что у меня есть команда, и после того, как мы выиграли кубок ФНЛ, потом в Воронеже обсуждали тему завершения контрактов у большинства футболистов, к той команде надо было добавить 3–4 человек, и решать можно было бы любые задачи. Почему так случилось — тайна за семью печатями, я не ответил себе на этот вопрос до сих пор — приехав тогда на базу, я увидел одного Максима Осипенко и все! А дальше — если называть вещи своими именами, то три последние игры чемпионата 2016–17 года — дома против «Балтики», на выезде в «Зенитом-2» и последний домашний матч против «Волгаря» — были из разряда «странных». Перед этим в Москве мы обыграли лидера турнира «Динамо», и нам надо было в последних трех матчах взять 7 очков, чтобы попасть в зону «стыков». Все три наших последних соперника шли тогда в зоне вылета, после матча с «Балтикой», которой мы уступили 1:2, очень сильно нарушилась атмосфера в команде. Понятно, что доказать ничего было нельзя, но то, что некоторые люди сдали этот матч — очевидно. После этого при личной встрече я не смог общаться с ними, а в следующем сезоне, когда они выступали уже в составах других команд, приезжавших в Воронеж, то буквально прятались от меня.

Предлагаю пари

— Среди части болельщиков сегодня бытует мнение о том, что когда Факел» вышел в ФНЛ в свой первый сезон 2015–16, команда имела такое финансирование, что могла бороться за выход в премьер-лигу, а уж попадать в зону переходных матчей — стопроцентно. Но в итоге — всего лишь шестое место.

— По поводу якобы больших денег скажу так, молва приписывала мне сумасшедшую зарплату, порядка 1,2 млн рублей в месяц. Поверьте мне, эта цифра кратно увеличена от того, что было в реальности. Потом родилась новая сплетня, якобы мне клуб построил коттедж в Ямном. Готов предложить пари тем, кто пишет об этом, чтобы они нашли тот якобы мой коттедж в Ямном и показали его мне. Я живу с семьей в обычном многоквартирном доме в районе Центрального рынка. По меркам ФНЛ мой тренерский оклад тогда был уровня второй десятки специалистов, работающих в этом турнире. У команды сумасшедших денег не было, финансирование «Факела» было довольно скромным. Но ведь два первых сезона в ФНЛ команда показывала игру неплохого качества, и я хотел, чтобы мы шагнули в премьер-лигу, а уж о том, чтобы играть в переходном турнире вообще вопросов даже не возникало — это само собой разумелось!

— Почему же тогда не срослось?

— Наверное, дело было в том, что внутри коллектива были какие-то проблемы. Второй момент — один главный тренер не может дать результат, на него должен работать клуб, сотрудники, руководство региона. В Воронеже с этим не сложилось. Я ведь не просто так перевез в Воронеж из Ростова-на-Дону семью, мы осели здесь, я стал воронежцем, родным очень понравился город. В работе видел здесь перспективу для себя, хотел вывести команду в премьер-лигу, но то, что случилось в последнем сезоне… Тогда много говорилось о том, что в «Факеле» должны работать местные специалисты. Я был только «за», но с другой стороны у них должен быть определенный уровень. Значит, у кого-то была заинтересованность в том, чтобы Павла Гусева сменил в «Факеле» другой человек. Три года я давал результат, игра была, зрители ходили. А те, кто плел интриги, были заинтересованы в том, чтобы меня не было в Воронеже.