Как курский владыка изгонял скверну их Покровского собора Воронежа

29.04.2020 в 14:42, просмотров: 1253

«Открыть боковые двери!» — грозно скомандовал епископ. И тут же ринулся в центр собора — он уже видел эти наглые лица людей, их ехидный прищур и безумный оскал»... Сегодня хотим познакомить читателей с фрагментами книги Игоря Вебера «Страстная седмица», рассказывающими о деятельности известного пастыря Ювеналия в Воронеже.

Как курский владыка изгонял скверну их Покровского собора Воронежа

Обратная сторона медали

«25 ноября 1975 года воронежская паства встретила своего нового архипастыря Преосвященного епископа Ювеналия…

У каждой медали две стороны. Обратная сторона торжественных служб, красивых песнопений и душеполезных речей, изнанка работы владыки, всецело направленной на созидание, это битва анонимщиков и стукачей.

Во все концы, во все инстанции летели воззвания, петиции, жалобы — подковерная грязь.

Святейшему патриарху Московскому и всея Руси Пимену:

«Ваше святейшество! Обращаемся к Вам с великой скорбью и сообщаем истинное положение, создавшееся за время управления владыкой Ювеналием Воронежской епархией с первых дней его деятельности.

Верующие люди Воронежа, особенно прихожане Покровского собора, крайне возмущены деятельностью нашего епископа. Он проповедует о мире и любви, о правде и об истине, но своим отношением к священнослужителям, поведением за богослужениями и вообще своей деятельностью свидетельствует совершенно противоположное.

Украшает собор, заботясь о его внешнем благолепии, но попирает красоту внутреннюю, духовную, сея плевелы посреди пшеницы. Собор из места христианской молитвы превращается в вертеп злых дел и в сборище лиц, не достойных не только священного сана, но и христианского звания.

Так, появился в соборе регент архиерейского хора некий проходимец и пьяница Ч., ранее за пьянку уволенный из епархии. В пьяном угаре Ч. топает ногами, орет на хористов, обзывает их кличками! Одному певцу Ч. концом острия дирижерской палочки в гневе прорвал в уже барабанную перепонку.

В певца З. через весь клирос запустил толстой папкой нот в переплете, попал в голову. В доказательство чего у З. имеется медицинская справка из диспансера».

Далее автор книги поясняет: «В защиту регента Ч., который действительно пил (и в конце концов пьянка сгубила его), можно сказать, что голос у него был великолепный и хор — исключительный. Службу он знал и псаломщик хороший. А других-то у владыки и не было. Просто без вариантов: или такой, или никакого вовсе. Так пусть лучше Ч. будет на глазах , под присмотром, чем пропадет вовсе».

«Председателю совета по делам религий при Совмине Куроедову:

…Под угрозой перевода в соборе находится пребывание священника Т.! Одних епископ убирает из собора, других тянет в него. Как протодиакона Б., грека по национальности.

Этот грубый, нахальный, наглый человек окончил строительный техникум, работал в Липецке на строительстве шоссейных дорог, всего три года назад впервые появился в соборе иподиаконом и вскоре был рукоположен владыкой Ювеналием во диакона. Хотя Б. не знал тогда не только службы, но и не мог как следует креститься».

Приезд владыки Ювеналия, епископа Воронежского и Липецкого, на праздник в город Елец в Вознесенский собор

Игорь Вебер замечает: «А с другой стороны — молодой, видный, имеет хоть какое-то образование. Кадров не хватает катастрофически! И что делать? Вот и принял его владыка и держал при себе, зная, что Б. регулярно ходит докладывать на него в областное Управление КГБ СССР по Воронежской области».

«…Священник Ж. — ловелас и страстный любитель зеленого змия, развелся с женой, но числится по епархии целибатом (целибат — обет безбрачия — Д.П.). Этот пастырь спился до белой горячки, гонялся с топором и ножом за тещей. До смерти избивал жену. Она вынуждена прятаться от него по соседям…».

Автор также дает пояснения: «Ж. действительно развелся с женой, но монашество так и не принял. Службу знал хорошо, руководил хором, молодой, можно сказать талантливый священнослужитель. Но запойный. Лиши его сана — пропадет. И владыка держал его при себе, боролся за него. Ж. был у него как на поруках».

«…С Нового года настоятелем собора назначен игумен П. Бывший преподаватель семинарии родом из Закарпатья, по свидетельству братии по монастырю, за дела «о них же срам и говорить», за участие в грехе содомском, он был с бесчестием изгнан из земного рая. П. нашел себе местечко в сердце владыки Ювеналия…».

От автора: «П. был с изъяном, и окончил жизнь свою плохо. Его убили на улице. Но как красиво он говорил проповеди! Владыка и хотел было рукоположить порядочного человека, но все более-менее приличные кандидатуры уполномоченный по делам религии А.И. Быковский на корню отвергал».

«Председателю Совета по делам религий при Совмине СССР инспектору Пантелеину:

«…Направляю копию докладной записки и высылаю фотографии религиозного содержания, которые в большом количестве епископ Ювеналий раздавал во время служб прихожанам и знакомым людям во дни рождественских праздников в январе 1981 года в Воронеже».

Автор книги задает вопрос и отвечает на него: «Что же это за «фотографии религиозного содержания»? Это были фотокопии иконы святителя Митрофана Воронежского! Иконы тогда купить было непросто».

7 июля 1982 года владыка для себя и дочери купил дом в Воронеже. Выписался из архиерейского дома и прописался в собственном. Но уже 15 августа к архиепископ Ювеналий вылетел в Иркутск новому месту служения…

Пошли вон из храма!..

«На Пасху 1980 года уполномоченный по делам религий А.И. Быковский явил себя во всем своем пропагандистском величии. С утра принял на грудь, а к вечеру собрал активистов из числа атеистов общества «Знание», завел ребят в храм и выстроил полукругом в самом центре Покровского кафедрального собора.

Они стали плотной стеной, взявшись за руки. И с началом праздничной службы по команде уполномоченного начали раскачиваться влево и вправо, как будто в такт какой-нибудь бардовской песне, постепенно увеличивая амплитуду движений.

Владыка Ювеналий (Тарасов) в своем кабинете…

Народу было — не продохнуть. Многие села стояли без храмов. Старушки еще днем занимали себе место в главном соборе Воронежа, чтобы встретить Воскресенье Христово. Милицейский кордон по внешнему периметру выстроен. Но он следит за соблюдением порядка на улице.

А внутри нетрезвый Быковский и молодежь, плотно сбитая в цепь, и от нее, как от камня, брошенного в воду, расходятся круги по всему храму: толкают в центре, а качает даже на входе.

Сначала пошел робкий ропот. Никто не мог понять, что происходит. Потом, когда качка усилилась и стало понятно, в чем дело, верующие начали возмущаться активнее. Дьякон сообщил владыке в алтарь.

Епископ Ювеналий вышел на солею и увидел все своими глазами. Его возмущению не было предела. Казалось, будь у него на боку казачья шашка, он бы выхватил ее наголо.

— Открыть боковые двери! — грозно скомандовал епископ. И тут же ринулся в центр собора — он уже видел эти наглые лица людей, их ехидный прищур и безумный оскал.

Владыка решительно двигался к ним, и все расступались. Хватал кощунников и грубо, по-мужски жестко, выталкивал их в сторону выхода. Одного, второго…

— И вы здесь? — епископ увидел Быковского. — Вон! Вон отсюда!

Епископ взял Быковского за шиворот, как мальчишку, пойманного в чужом огороде. Тот стал упираться…

Короткая, но яростная сцена физического противостояния уполномоченного и епископа, будь она удачно заснята, могла бы украсить обложки изданий капиталистических стран.

Уже иподьяконы помогали епископу. Уже мужчины из числа верующих вытягивали супостатов вон. В боковые двери заглянул майор милиции, который командовал оцеплением. Ярость владыки обрушилась на него.

— Для чего вы стоите там? Только видимость создаете! Нам не нужна ваша охрана, мы без вас справимся!

Когда все закончилось, люди внезапно затихли. Наверное, только сейчас они поняли, что произошло, и были потрясены. Служба возобновилась.

На следующий день весь Воронеж говорил о том, как епископ Ювеналий очистил храм от скверны. Слухи множились и обрастали преувеличениями, делая из епископа героя русских былин.

— И что, прямо вмазал Быковскому?

— Сам видел!..».

Розы из Воронежа

«Город Иркутск, улица Ангарская, 14. Секретарю епархиального управления.

Простите, мы не знаем Вашего имени, но у нас огромная просьба. Мы выслали вам 15 рублей. На эти деньги, будьте добры, купите розы (но только розы и желательно красные) и вручите после службы на Светлой Неделе глубокоуважаемому владыке Ювеналию.

С благодарностью к Вам, верующие христиане Воронежа. 24.04.1983 года».


|