В Воронежской области уничтожили снаряд от уникального орудия

Могли ли применять сверхмощную пушку БР-17 на воронежском фронте

13.11.2019 в 13:33, просмотров: 646

Взрыв прогремел на прошедшей неделе. Снаряд уничтожили на подготовленной площадке в 4,5 км западнее села Сторожевого Острогожского района. Ну, уничтожили и уничтожили. Вроде бы ничего особенного. Таких подрывов за сезон только в нашем регионе случается несколько сотен, а уж боеприпасов уничтожается — больше тысячи. Но здесь — особый случай.

В Воронежской области уничтожили снаряд от уникального орудия
Артиллерийская система БР-17.

Уникальная находка?

По сообщению официальных представителей регионального управления МЧС РФ, боеприпас обнаружили во время земляных работ в Каменском районе. Если пресс-служба ничего не перепутала, если взрывотехники правильно оценили калибр снаряда, если автор этих строк достаточно полно изучил применяемые во время войны системы ствольной артиллерии, то этот снаряд может быть боеприпасом только одного орудия особой мощности — БР-17 образца 1939 года.

Была ли возможность его оставить для дальнейшего изучения — тоже не факт. Ведь если снаряд был обнаружен со ввинченным взрывателем, а тем более выстреленным (проходил канал ствола), то его взрыва можно было ожидать в любой момент, а такие опасные находки подвергаются немедленной ликвидации. Разрушительная сила подобных боеприпасов чрезвычайно велика: снаряды предназначались для уничтожения ДОТов, мостов и особо укрепленных районов противника.

С другой стороны, хотелось бы сохранить уникальный экземпляр. Таких снарядов за всю историю было выпущено всего 4 200 штук. А учитывая сложность производства и оригинальность начинки, можно было утверждать, что сверхтяжелые орудия стреляли «чистым золотом».

Артиллеристы, Сталин дал «заказ»!

Перед началом Второй мировой войны в СССР возникла острая необходимость модернизации всего вооружения РККА, в том числе и артиллерийских парков. Для борьбы с долговременными укрепленными точками противника требовалось поставить на вооружение мощные артиллерийские орудия. И такие системы были созданы, в частности 210-мм пушка БР-17. За основу взяли разработки чешских инженеров фирмы «Шкода», которые по каким-то параметрам не подходили для использования в отечественных условиях.

Изменения и дополнения при проектировании системы продолжались около двух лет, начиная с 1937 года. Приблизительно в это же время началось проектирование 280-мм мортиры Б-5, которая наряду с уже существующей сверхтяжелой 203-мм гаубицей Б-4 призваны были создать основу сверхмощной артиллерии.

БР-17 была предназначена для борьбы с долговременными полевыми и крепостными сооружениями противника. Важность разработки таких орудий для СССР можно выразить двумя словами — Cталинский заказ! Пушка, которой в текущем году исполнилось 80 лет, создавалась в условиях полного карт-бланша для конструкторов и инженеров. При ее проектировании и постройке возможно было привлечение любых специалистов, использование мощностей любых заводов, финансирование не ограничивалось.

Генеральным конструктором системы стал Илья Иванович Иванов — второй по значимости после Василия Гавриловича Грабина (а может даже и первый) организатор артиллерийского перевооружения СССР. 19 марта 1939 года военинженер 1-го ранга, профессор Иванов назначен главным конструктором ОКБ-221 (особое КБ) Сталинградского завода «Баррикады». А уже в августе 1940 года на артполигоне был представлен опытный образец сверхмощного орудия.

Конструктор БР-17 Илья Иванов.

При стрельбе полным зарядом начальная скорость снаряда составляла 800 м/с. Дальность стрельбы превышала 30 км. 210-мм фугасный снаряд на песчаном грунте делал воронку глубиной 2 м и диаметром 5,5 м. 210-мм бетонобойный снаряд при начальной скорости 555 м/с пробивал 2,5-метровую бетонную стенку. По неподтвержденным данным, орудие планировалось испытать во время советско-финской войны для взламывания укрепленной линии Маннергейма, однако просто не уложились по срокам.

Это было действительно штучное орудие. Всего в Красной армии было девять таких систем. Достаточно сказать, что в артиллерийском полку особой мощности было всего две таких пушки. Дополняли их 6 штук 152-мм пушек БР-2. Итого четыре полка особой мощности на всю армию! Расчет одного орудия составлял до 25 человек. И этот орудийный расчет добивался максимальной скорострельности — один выстрел в две минуты. Орудие получилось очень тяжелым. Масса только одного ствола с затвором превышала 12,6 тонны. А общий вес превышал 44 тонны. Поэтому транспортировка системы осуществлась по частям на трех тягачах «Ворошиловец», и еще несколько автомобилей перевозили личный состав и боеприпасы.

Первое боевое применение системы БР-17 официально отмечено при обороне Ленинграда в конце 1943 — начале 1944 года. Кстати, к тому же времени были подготовлены таблицы стрельбы для уникального орудия. Всю свою мощь пушка проявила при взламывании обороны немцев в Кенигсберге. По воспоминаниям очевидцев, огонь велся прямой наводкой менее чем с километра, и тяжелые орудия вдрызг разносили бетонные укрепления противника.

После войны все девять орудий были капитально отремонтированы, а фирма «Шкода» поставила нам новые усовершенствованные снаряды. Однако развитие ракетных технологий сделало со временем использование таких систем малоактуальным.

Откуда снаряды? Из Сталинграда?

Факт обнаружения такого снаряда на территории Воронежской области остается загадкой. А появление БР-17 вовсе можно считать невозможным. Такие орудия находились в резерве Ставки Верховного Главнокомандования СССР, и для их перемещения необходимо было распоряжение как минимум начальника Генерального штаба или лично товарища Сталина. Кроме того, могли возникнуть проблемы при транспортировке даже одного орудия: несколько вагонов, охрана, обеспечение секретности и т.п. А везти далеко. В случае диверсии или не дай Бог утери все причастные не сносили бы голов.

Еще один факт говорит о малой вероятности появления БР-17 на Воронежском (впоследствии на 1-м Украинском фронте). Противники практически все время существования фронта находились в непосредственном боевом соприкосновении, а стрельба из таких орудий велась на сверхдальние расстояния. Можно, конечно, такие системы использовать для разрушения бетонных мостов и переправ, однако при отступлении надежнее совершить саперный подрыв, а при своей атаке какой смысл их разрушать? Правда, летом 1942 года в Воронеже сложилась нехорошая ситуация: мост в Семилуках не успели уничтожить, и фашисты поперли было через Дон, однако контратака отбросила врага, и саперы впоследствии сделали свое дело.

Большинство же переправ в Воронежской области на тот момент были деревянными и могли уничтожаться огнем обычной гаубичной батареи. К тому же Воронежскому фронту было придано два отдельных (552-й и 1148-й) гаубичных артполка большой мощности. В степных условиях они призваны разносить все и вся.

Что же касается бетонных ДОТов, то такой комплекс был возведен неподалеку от села Круглого Белгородской области. Его задача — перекрыть возможное наступление противника со стороны Старого Оскола на Коротояк и Острогожск. Однако немцы не стали искать себе проблем, а просто обошли тот район стороной. Командование Советской Армии могло бы посчитать эти оборонительные сооружения возможной проблемой в случае занятия их противником. Вот здесь-то и могли бы понадобиться бетонобойные орудия. Но наши поступили таким же образом: не стали связываться и обошли укрепления с флангов.

Однако факт налицо: редкий 210-мм снаряд был обнаружен в нехарактерном для него месте. И откуда он взялся? Вывод напрашивается только один: часть боеприпасов либо потеряли, либо банально забыли при транспортировке. Пушки же изготавливали в Сталинграде, соответственно и стендовые, а также и полигонные испытания проводились там же. Часть бое­припасов сохранилась в городе на Волге. После победы в Сталинградской битве их наверняка решили перебросить по месту нахождения орудий. Через территорию Каменского района проходили и проходят ж/д пути. И вот, где-нибудь, во время перегрузки…

Хотя зачастую именно так и рождаются сенсации, требующие пересмотра ранее казавшихся незыблемыми исторических фактов и выводов.