Кто станет следующим воронежским бизнес-омбудсменом

Нужно ли защищать богатых и знаменитых

13.11.2019 в 13:00, просмотров: 509

В сентябре текущего года истекли полномочия воронежского бизнес-омбудсмена Юрия Гончарова. Он много лет возглавляет торгово-промышленную палату и по совместительству защищал права предпринимателей перед властью. Вернее говоря, имел такое величественное прозвание — защитника их прав, омбудсмена (по-русски-то у нас сейчас не модно).

Кто станет следующим воронежским бизнес-омбудсменом

Кто на самом деле что защищал и защищал ли вообще — неизвестно. За последние годы малое предпринимательство Воронежа потерпело значительные убытки: были снесены сотни торговых точек. Они были незаконными — такова позиция городской власти, и мы не будем с ней спорить. Мы можем поспорить в другом аспекте: может, не надо было их ликвидировать, а стоило узаконить? Заставить предпринимателей жить по правилам, научить их никогда не нарушать заданных норм? Переселить, в конце концов, если какие-то объекты нарушали гармонию определенных городских пространств? Как вмешался в судьбу воронежских предпринимателей Юрий Гончаров? Может, и писал он какие-то формальные официальные письма, может, даже и на прием к губернатору Гордееву ходил, что-то такое всплывает в памяти. Но добился-то чего? Ничего. Зачем тогда, спрашивается, этот омбудсмен был нужен? Что он такого важного для своей среды сделал? Скорее всего, ничего.

Сейчас обсуждается вопрос, кто будет следующим защитником предпринимателей, и уже активно называется кандидатура Сергея Журавлева, знакомого воронежцам по бренду строительной компании «Аксиома». Кто такой Журавлев? Достоин ли? Почему нет — бывший депутат областной, а затем и Государственной Думы, солидный человек с солидным багажом. Вопрос в другом: чьи права он будет защищать, и зачем ему самому это нужно?

С каких пор бизнесмены у нас стали подставлять плечо друг другу? С каких пор стали печься о благополучии коллег по отрасли? Конкурентные войны, помои черного пиара вспомнить почему-то легче. Взаимовыручку и солидарность… Была ли она когда-нибудь?

В Воронеже есть некий элитный клуб крутых предпринимателей «Лидер», в который входят только самые богатые и знаменитые. Они хорошо позиционируются, благотворительствуют. Но даже и на этом поприще ухитряются куснуть друг друга. На одном из благотворительных губернаторских балов тот же Сергей Журавлев сцепился с Сергеем Чижовым за право купить губернаторские часы. Первый готов был выложить за них семь миллионов, второй — восемь с половиной. Победила щедрость.

Зачем губернатору нужен бизнес-омбудмсен? Потому что так повелось, такой институт есть, значит, надо место кем-то занять? Да, вокруг высшей региональной власти вертится масса желающих приобщиться хотя бы на общественных началах. Это же статус! Это причастность, которая дорогого стоит. Но только ли? А может, это еще и возможность использовать высокий статус в своих интересах? Я, мол, советник губернатора (или омбудсмен), мне лучше знать, ко мне надо прислушиваться. Советник и омбудсмен — не одно и то же юридически, но по смыслу понятия совпадают.

В ответ на информацию о возможном появлении на должности Сергея Журавлева соцсети выдали свою реакцию — выдвинули альтернативную кандидатуру, бизнесмена из мебельной сферы. Еще один человек захотел выдвинуться на передовые позиции. Сначала на омбудсмена, затем, глядишь, и в Думу удастся пройти. О ком думает этот предприниматель? О защите интересов своих коллег по цеху или о своем конкретном продвижении? Угадайте-ка с третьего раза.

Вот я и подошла к вопросу: зачем нам вообще бизнес-омбудсмен? Те, кого он должен защищать, вроде не пенсионеры, не инвалиды, не сироты. Это как раз та категория граждан, которая всегда может постоять за себя сама. Мелких предпринимателей все равно никто защищать не будет, ибо ни один омбудсмен не захочет рискнуть своим бизнесом, поспорив с властью. А серьезные дяди, работающие в этой отрасли, пожирают друг друга, не поперхнувшись, и посторонний защитник им без надобности. Тогда зачем этот институт нужен вообще? Просто приблизить к высокому областному креслу очередного миллионера, чтобы он чувствовал, что он не просто миллионер, но и общественный деятель? Или может быть, глава крупного строительного холдинга станет защищать на почетном посту права своих конкурентов — менее везучих и богатых строителей? Звучит наивно и совсем не смешно.