Онкологи объяснили рост смертности от рака в Воронежской области

05.07.2019 в 11:27, просмотров: 3046

Камень в огород областного департамента здравоохранения прилетел на минувшей неделе от вице-премьера РФ Татьяны Голиковой. На совещании медицинского кластера Северо-Западного федерального округа «Западный» в Санкт-Петербурге Голикова заявила о том, что некоторые регионы искусственно занижали статистику смертности от онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний.

Онкологи объяснили рост смертности от рака в Воронежской области

По словам вице-премьера, это делалось «в погоне за качественными показателями». И когда после критики Минздрава региональные власти перестали занижать показатели смертности, цифры начали стремительно расти.

«Например, Воронежская область демонстрировала показатель повышения смертности от онкозаболеваний за 2018 год по сравнению с 2017 годом на 1,2 %, а за четыре месяца 2019 года — на 20 %», — цитирует ТАСС Татьяну Голикову.

После этого заявления некоторые СМИ быстро обвинили медиков в намеренном сокрытии пугающих цифр. В свою очередь, в департаменте здравоохранения Воронежской области заверили, что ни о какой «погоне за качественными показателями» речи не идет. Согласно официальным данным ведомства, рост смертности от новообразований в 2019 году действительно наблюдается, но при этом показатель остается ниже среднероссийского уровня: 207,6 на 100 тысяч человек в Воронежской области к 208,4 по стране.

По статистике, большинство больных раком, выявленным на поздних стадиях, погибают в течение первого года после обнаружения заболевания. По данным онкодиспансера, в числе умерших с начала года от этого недуга 16,2 % — пациенты старше 80 лет, состоявшие на учете более пяти лет. Как и во всем мире, максимальный рост смертности фиксируется на втором-третьем году после выявления болезни. Как утверждают воронежские медики, «…эта закономерность отчасти объясняет рост показателя смертности за счет накопления пациентов этой группы при увеличении продолжительности их жизни».

— В данный момент мы действительно наблюдаем рост смертности от рака в силу целого комплекса причин, — прокомментировали в департаменте здравоохранения. — Во-первых, так совпало, что в нынешнем году умерло много возрастных пациентов. С учетом методологии МКБ 10 — международной классификации болезней — при наличии двух конкурирующих заболеваний причиной смерти фиксируют более тяжелое на текущий момент. То есть, у нас онкопациенты могли умирать совсем по другим причинам, включая несчастные случаи. Например, в прошлом году часть пациентов с раком, получавшая комбинированную терапию, в том числе лучевую и химиотерапию, умирала от осложнений имеющихся ранее сердечно-сосудистых заболеваний и другой коморбидной патологии (наличие нескольких хронических заболеваний, связанных между собой единым патогенетическим механизмом. — Прим. ред.), особенно в старших возрастных группах: тромбоэмболий на фоне ишемической болезни сердца, включая постинфарктный кардиосклероз, декомпенсированной хронической сердечной недостаточности, нарушений ритма при ишемической болезни сердца, ишемических и геморрагических инсультов, алкогольных циррозов печени, хронической почечной недостаточности. Но если человек скончался, например, от инфаркта и при этом у него была четвертная генерализированная стадия рака, то по МКБ мы обязаны ставить причиной смерти именно онкозаболевание, оно в приоритете. Отсюда и рост неутешительной статистики.

То же самое касается и статистики смертности от болезней системы кровообращения (БСК). Так, в 2018 году часть пациентов, получавших комбинированную терапию, умирала от осложнений имеющихся сердечно-сосудистых заболеваний и другой коморбидной патологии. Таким образом, у ряда пациентов в качестве ведущей причины смерти был установлен диагноз прогрессирующего соматического заболевания, что повлияло на статистику роста смертности от БСК. В текущем же году при установлении причин смерти имелось больше факторов, связанных со злокачественными новообразованиями (ЗНО). Это позволило наблюдать рост смертности от ЗНО и снижение от БСК на фоне общей позитивной тенденции снижения смертности.

Кроме того, «всплеск» смертности от ЗНО во многом обусловлен серьезной профилактической работой, которую ведет департамент на протяжении последних лет. Речь идет о многочисленных программах по раннему выявлению онкозаболеваний. Зависимость здесь прямая: стали больше выявлять раковых больных, ставить больше соответствующих диагнозов — и статистика начала расти. Проф­осмотрами было охвачено гораздо больше людей, чем это делалось ранее, что принесло результаты — больше было выявлено больных, большему числу оказана помощь.

Как отметили в департаменте, специалисты областного онкодипансера ежедневно мониторируют состояние больных на поздних стадиях, еженедельно анализируют причины смертности, за каждым районом области закреплен куратор — врач-онколог. Чтобы повысить «онконастороженность» врачей первичного звена, проводятся обучающие циклы по методикам диагностики злокачественных новообразований на ранних стадиях, обучение на рабочих местах и инструктажи.

С начала 2019 года врачи онкодиспансера выезжали в медорганизации более 50 раз для оказания организационно-методической помощи, экспертизы первичной медицинской документации умерших с последующими рекомендациями и разработкой адресных мер по снижению смертности.