Мамочка спасет: как профессор медуниверситета отмазывает горе-сына

Резонансное дело Вячеслава Дмитренко обрастает новыми подробностями

17.04.2019 в 13:21, просмотров: 16180

Видео, на котором крутой «мерседес» сбивает курсанта МЧС, стало самой обсуждаемой новостью последней недели. История вышла далеко за пределы области, сюжет показали федеральные каналы. И думаю, что каждый, кто видел ролик, составил одно и то же впечатление — водитель сбивает юношу сознательно, другой трактовки его маневра просто не может быть.

Мамочка спасет: как профессор медуниверситета отмазывает горе-сына
Вячеслав Дмитренко в зале суда. Фото vestivrn.ru.

Пропустите инвалида!

На кадрах четко видно, как происходили события. «Мерседес» проехал мимо курсантов, мирно убирающих территорию возле своего учебного заведения. По всей видимости, водителю что-то не понравилось (может быть, юноша задел метлой его авто?), он развернулся и устремился в обратном направлении. Заметив на обочине парня в форме, изменил траекторию движения и целенаправленно сбил молодого человека. Почему-то видео попало в сеть лишь спустя несколько дней, и если бы этого не случилось, преступник, скорее всего, так и остался бы инкогнито.

Воронежские СМИ дружно назвали водителя «мажором», хотя на мажора-то он как раз совсем не похож. «Мерс» у него крутой, стоит около пяти миллионов, но сам Вячеслав Дмитренко в суде, где рассматривался вопрос об избрании ему меры пресечения, был больше похож на бомжа, нежели на баловня судьбы. Испитое лицо, невнятная речь. Встретился бы такой на улице — ни дать ни взять деклассированный элемент. Ну не профессорский сынок уж точно. Между тем он именно профессорский сынок и баловень судьбы. И очень любит кататься на хороших машинах — 46 раз ГИБДД налагало на него штрафы за нарушение ПДД.

После вопиющего случая в сети всплыл еще один ролик, на котором Дмитренко в очередной раз грубо и цинично нарушает правила. И опять на белом «мерседесе» — видать, любит он эту престижную марку. Возникает вопрос: откуда у него деньги на такие дорогие авто? Вячеслав Дмитренко не бизнесмен, живет — если верить заявлению в суде — на 14 с половиной тысяч в месяц. Инвалид второй группы, состоит на учете по психическому заболеванию с 2000 года. Отсюда и другой, более важный вопрос: как он получил водительские права? Последние были выданы ему в 2017 году, когда он уже имел семнадцатилетний стаж психиатрического надзора. Что за чудеса такие?

Свидетели, опрошенные следствием, характеризовали Вячеслава Дмитренко отрицательно, говорили, что он пьет и часто конфликтует с курсантами МЧС. Дело в том, что особняк, в котором живет несчастный инвалид, находится по соседству с эмчеэсовским учебным заведением, и Вячеслав Дмитренко этому соседству не рад. Курсанты якобы мусорят. И вообще мешают, поэтому он часто вступает с ними в контры. В воскресенье РЕН-ТВ показало сюжет, в котором оператор «посмаковал» особняк семьи Дмитренко. Высокий, красного кирпича, безвкусный, но явно дорогой. Опять чудеса?

Думается, чудес и темных пятен в этой истории нет. Ни с дорогими машинами, ни с особняками, ни с водительскими правами.

Профильные дисциплины

Ключ к разгадке всех этих вопросов — мама Вячеслава Дмитренко, Людмила Борисовна. В прошлом — главный врач 8-й поликлиники, ныне профессор медуниверситета имени Бурденко. Дисциплины, которые преподает Людмила Борисовна, самые что ни на есть «профильные» для «инвалидов» за рулем — экспертиза временной нетрудоспособности, военно-медицинская экспертиза и так далее. У прокуратуры области были серьезные претензии к ней в ее бытность главврачом и касались они той же темы — выдачи экспертных заключений лицам, состоящим под надзором как наркоманы или психбольные. Уж если какие-то левые психи получали права, то уж сыну-то грех не помочь…

Людмила Дмитренко

В суде Людмила Борисовна поспешила откреститься от дорогой иномарки: мол, сына когда-то избили, и «мерседес» был куплен на причитающуюся ему страховку. Ну-ну… На страховочные выплаты приобретать сыну «мерседес» бизнеса-класса, который требует более чем дорого обслуживания? Да еще учитывая, что сын слепой и больной инвалид, живущий на 14 тысяч в месяц? Жест необъяснимой щедрости.

Беспокойная семейка

Ленинский районный суд отправил Вячеслава Дмитренко в СИЗО на два месяца. Поведение его матери в зале заседаний заслуживает отдельного внимания. Смысл ее высказываний сводился к тому, что в ситуации никто так уж страшно не пострадал, что сбитый курсант жив и отделался не самыми тяжелыми травмами. Что якобы СМИ виноваты в раздувании шумихи на пустом месте. «Сын больной, он почти слепой», — причитала расстроенная женщина. В том, насколько Вячеслав Дмитренко слеп и болен, разберутся эксперты. Но есть и те вопросы, в которых следовало бы навести порядок иным инстанциям, в том числе и руководству мед­университета.

Людмила Дмитренко — не только сокрушенная горем мать, она медик, она профессор, преподаватель. Может ли человек, несущий столь высокую моральную ответственность, делать исключения для развращенных безнаказанностью членов собственной семьи? Может ли мать-медик не понимать, какую опасность для пешеходов представляет ее неадекватный сын? Нет, как медик Людмила Дмитренко точно знала, что ее сын опасен и агрессивен, но все равно не препятствовала, а напротив — поощряла его приключения. Может ли медик говорить о пустячности травм, которые ее сын нанес постороннему, совершенно невинному молодому человеку, и при этом соответствовать высокому званию врача? И нормально ли воспримут студенты присутствие такого наставника на месте за кафедрой? Вуз, дорожащий своей репутацией, вряд ли должен иметь среди своих профессоров специалиста, настолько вопиюще замаравшего свою репутацию.

В сети и сейчас есть следы одного давнего события, подробности которого тщательно стерты чьими-то усилиями. Пользователи утверждают, что Людмила Дмитренко была уволена из 8-й поликлиники после того, как… избила свою медсестру. Инцидент не получил огласки, потому что чести никому не делал, это понятно. Но сам настрой в семье Дмитренко становится более или менее понятен. Люди, знавшие эту семью близко, говорят и о том, что Людмила Дмитренко сама боялась своего сына: он был агрессивен даже по отношению к ней. Конечно, мать в любом случае будет яростно защищать своего ребенка, каким бы он ни был. Она ему простит все, что угодно. Но другие-то делать это вовсе не обязаны. И дело в данном случае не в тяжести травм, которые получил курсант, хотя они действительно тяжелые. Дело в том, чтобы те, кто опасен для общества, не находились среди людей.