«Я умру в этом павильоне»: как у 77-летней бабушки отбирают её малый бизнес

Цветочный павильон на Остужева стал предметом судебных тяжб

06.02.2019 в 12:17, просмотров: 373

Лидия Николаевна Беляева едва сдерживает слезы — 77-летняя пенсио­нерка уже несколько лет судится с властями, пытаясь защитить свой самый что ни на есть «малый» бизнес. Говорит, никаких сил уже не осталось: бабушка привыкла жить в состоянии постоянного стресса.

«Я умру в этом павильоне»: как у 77-летней бабушки отбирают её малый бизнес

История эта типична для Воронежа. Еще в 2002 году Беляева продала свой дом и решила открыть цветочный павильон. Получила все необходимые разрешения, скрупулезно оформила документы, согласовала проект. Сделала благоустройство — место ей выделили на ул. Остужева, 1Б, у остановки «ДК Электроника», и, по словам пенсионерки, в то время там была практически свалка — мусор, ямы и колдобины. Обустроила асфальтированную площадку для парковки автомобилей, озеленила прилегающую территорию, проложила трубы для стока воды с улицы в канализацию. Построила кирпичный павильон — объект, который Воронежский центр судебной экспертизы признал стационарным. Провела воду, свет — в общем, все необходимые инженерные коммуникации. Заключила с администрацией договор аренды на земельный участок и методично продлевала его каждые пять лет.

Цветочный павильон Лидии Беляевой (слева) не раз пытались выкупить.

Нехитрый этот бизнес обеспечивал бабушку и ее внуков (ее сын и муж умерли) 10 лет. Безоблачные годы закончились в 2012 году. Тогда Лидия Николаевна в очередной раз отправилась заключать новый договор аренды, но выяснилось, что межведомственная комиссия по установке и эксплуатации киосков, павильонов и выносного холодильного оборудования на территории Воронежа упразднена. И обращаться ей теперь следует в другой орган, который уполномочен принимать соответствующие решения — а именно, в городское управление по развитию предпринимательства и потребительского рынка департамента экономики. Старушка послушно пошла в управление и подала заявление с просьбой продлить договор аренды.

— Меня клятвенно заверили: мол, Лидия Николаевна, все заключим, все рассмотрим, не волнуйтесь. И дальше — тишина, — вспоминает Беляева. — А вскоре мне начали звонить неизвестные, которые не стали представляться и настойчиво предлагали продать павильон. Сулили четыре миллиона, но я отказала — мне нужно внуков обеспечивать.

Вскоре пенсионерке отказали продлить договор аренды. Но дикость ситуации в том, что сама Беляева об этом отказе даже не подозревала и узнала о нем лишь спустя четыре года — говорит, что письмо из администрации получила только в 2016-м. Договор не продлили по формальным причинам — якобы она вовремя не подала документы. Но почему официальный отказ пришел так поздно? В администрации уверяют, что уведомление предпринимателю направляли в срок — то есть, в 2012 году.

— Обратившись в арбитражный суд Воронежской области за разрешением ситуации, я узнала о том, что ответ мне якобы направлялся 22.05.2012 г. Но никакого письма я тогда не получала, а его оригинал представители администрации демонстрировать отказываются, — рассказывает Беляева.

Пенсионерка обратилась в прокуратуру, и после проверки вскрылись любопытные детали. Представители надзорного ведомства выяснили, что обращение Беляевой о продлении договора аренды в управление развития предпринимательства и потребительского рынка «не зарегистрировано в журнале входящей корреспонденции». Кроме того, в нарушение норм обращение «рассмотрено неполно, управление ограничилось лишь указанием на невозможность заключения договора, иные разъяснения не давались». И самое интересное: тот самый ответ на обращение — отказ, который бабушке якобы направляли в 2012 году, зарегистрирован в журнале исходящей корреспонденции под дробным номером, по словам Беляевой, — между строками, мелким почерком. «Регистрация исходящей корреспонденции осуществляется под порядковыми номерами, дробная регистрация не предусмотрена. Таким образом, в ходе проверки доводов Вашего обращения прокуратурой города выявлены нарушения федерального законодательства…», — говорится в ответе правоохранителей.

— При рассмотрении дела в арбитражном суде я заявила о фальсификации доказательств, а именно письма администрации городского округа и выписки из журнала исходящей корреспонденции, на что представитель администрации заявил ходатайство об исключении из числа доказательств этих документов, — говорит Лидия Николаевна.

Сейчас пенсионерка проигрывает иск за иском. Документы исключили из числа доказательств. Павильон угрожают снести, недавно собрались отключить воду по указанию городских чиновников.

— Я понимаю, мой павильон — весьма лакомый кусок, это капитальное строение со всеми коммуникациями — у моих соседей нет ни канализации, ни водопровода, их никто и не трогает. А на моем месте можно хоть дом построить, хоть супермаркет. Мне неоднократно намекали, что «бодаться» нет никакого смысла. Я столько сил и средств вложила в свое дело, у меня есть документы на каждый кирпичик, и все это пытаются просто взять и отобрать. Особенно тяжело пришлось после того, как в администрацию пришел этот молодой человек… Антиликаторов… он мелким торговцам настоящую войну объявил, — рассказывает Беляева.

Пожилая женщина заявляет, что пойдет до конца в попытках отстоять свою правоту. Будет судиться до победы, если хватит сил и здоровья, а оно у нее в последнее время заметно пошатнулось — недавно Беляева перенесла серьезную операцию. Говорит, что в крайнем случае «умрет в этом павильоне».