Жизнь на трубе: насколько опасно соседство с монополистами

23.01.2019 в 17:13, просмотров: 373

Воронежская область — это конечно не Ханты-Мансийский АО, не Тюмень и не Москва. В нашем регионе не добывают ни нефти, ни газа, ни денег. Однако проблемы с монополистами и олигархами рядовые жители нашего региона имеют схожие. Выражаясь языком нашего президента, они никак не хотят «оставить людей в покое».

Жизнь на трубе: насколько опасно соседство с монополистами

Интересы различны

В нашем конкретном случае речь пойдет о конфликте между членами садоводческого товарищества «Лесовод-2» и нашим «национальным достоянием» «Газпромом». А если быть точнее — то ООО «Газпром трансгаз Москва». Суть конфликта заключается в следующем: газовики считают незаконно возведенными домики, сараи и гаражи членов садоводческого товарищества, препятствуют людям в оформлении построек в собственность, а в идеале добиваются полного сноса или же переноса строений, находящихся в зоне с особыми условиями использования территории, или же, проще говоря, в охранной зоне трубы.

«Мострансгаз» — крупнейшая компания с более чем семидесятилетней историей, численностью сотрудников около 13 тыс. человек и многомиллиардными оборотами не может пойти навстречу какому-то там дачному кооперативу, вина членов которого заключается только лишь в желании получить официальные свидетельства прав собственности на то, что уже и так фактически им принадлежит.

Возделывание дачных участков и возведение первых построек на территории современных Дальних и Ближних садов началось еще тогда, когда никакой газовой трубы там не было и в помине. А постановление о закреплении прав собственности на участки, подписанное около четверти века назад, было согласовано со схемой генплана и дало право садоводам приватизировать их. Однако за последние 25 лет федеральное законодательство существенно изменилось.

Так, постановление правительства РФ от 20.11.2000 № 878 «Об утверждении правил охраны газораспределительных сетей» налагает на собственников участков, по которым проходит труба и которые входят в так называемую охранную зону, некоторые ограничения. А именно: любые сельхозработы, постройки, перепланировки должны быть согласованы с газоснабжающей организацией (в нашем случае с «Мострансгазом»).

Это постановление сваливается как снег на голову всякому дачнику, желающему на своем законном участке выкорчевать дерево, поправить полуразвалившийся забор или отреставрировать фундамент домика. Все это теперь необходимо согласовывать. А уж о том, чтобы продать дачу или снести какую-нибудь постройку можно даже и не заикаться: без разрешения газовиков не получишь никаких правоустанавливающих документов — не положено, и все тут.

Да если бы только газовики. Оглядываться членам «Лесовода-2» приходится и на службу аэродромного обеспечения аэродрома «Балтимор» (вдруг дерево вырастет выше положенного или мигающие огни станут мешать взлетающим самолетам), а также еще и на лесоохрану. Оказывается (выяснилось совсем недавно), часть участков кооператива расположилась на землях госфонда Гремяченского лесничества, а на них невозможно вести никакую деятельность. И не помогут никакие согласования. Так что обиженные дачники, чьи участки расположены в 150-метровой близости от трубы, оказались практически в том же положении, что и их соседи.

В радиусе поражения

В чем же виноваты члены СНТ «Лесовод-2»? Оказывается в том, что доверились государству. Правила игры меняются постоянно. В начале 90-х люди думали лишь о том, чтобы просто прокормиться, и дачи давали возможность обеспечить себя продуктами на зиму. Дачники стали возделывать никому не нужные песчаные земли. А теперь тысячи частных домовладений оказались вдруг в зоне поражения в случае аварии на трубопроводе. Хотя эти участки предусмотрены тем же государством в строительных нормах и не допускают прокладывания магистральных трубопроводов в опасной близости от населенных пунктов. Спустя много лет «вдруг» выяснилось, что зоны минимальных расстояний (ЗМР) нарушены.

Начались суды: одна сторона требовала сноса строений, находящихся в ЗМР, другая — чтобы их оставили в покое. Часть судебных решений, где истцами (или ответчиками) выступали в том числе и представители «Лесовода-2», завершилась в основном в пользу граждан. Они же не виноваты в том, что сегодня законы одни, а завтра — другие. Хотя в нашем конкретном случае со стороны «Мос­трансгаза» налицо стремление избежать риска в случае возможного ЧП на трубопроводе. Чтобы не пришлось возмещать ущерб. А так нет домов — нет и ущерба, если не считать нескольких кубометров газа, который сгорит впустую.

Так что же делать нашим дачникам, вступившим более 30 лет назад на свой тернистый путь? Если есть силы — то судиться. Если нет — то плюнуть и продолжать жить, как жили. По-прежнему задаваться вопросом: пойдет ли государство на конфликт с монополиями для защиты интересов простых пенсионеров?