Приговор толпы: как из смерти воронежской пенсионерки устроили шоу федерального масштаба

На трагедии Марии Дроновой пропиарились все, кому не лень

05.12.2018 в 13:26, просмотров: 4053

Смерть пенсионерки Марии Дроновой превратили в шоу всероссийского масштаба. Ну как же! Пожилой женщине отняли «не ту ногу»! Здоровую! В каком нормальном обществе может такое случиться? Сюжет раскрутили с такой ураганной скоростью, что у его «потребителей» не возникло даже самых естественных сомнений.

Приговор толпы: как из смерти воронежской пенсионерки устроили шоу федерального масштаба
Мария Дронова, фото vestivrn.ru.

А действительно: как такое могло произойти в реальности? Представьте, хирурги приходят в операционную, за шутками-прибаутками отпиливают здоровую ногу, не обращая внимания на больную… И, довольные собой, уходят писать протокол операции. Так, что ли? Хоть кому-нибудь пришло в голову, что такого не могло быть в принципе?

Марии Дроновой было 89, она много лет страдала тяжелым сосудистым заболеванием, и поражены у нее были обе ноги. Правая давно почернела, однако там гангрена была сухой, и нога уже около года находилась в устрашающем внешне состоянии. Оставлять ее в таком виде было нельзя, но экстренной срочности в операции не было. Куда хуже обстояло дело с левой ногой. Старушка стала жаловаться на невыносимые боли, в левой ноге началась так называемая влажная гангрена, острое нарушение кровообращения. Именно наличие процесса в левой ноге вызвало у хирургов третьей городской больницы наибольшую обеспокоенность, хотя внешне она выглядела более благополучной. В направлении из поликлиники диагноз в левой ноге был под вопросом, и, видимо, это именно обстоятельство и дезориентировало родственников. Если под вопросом — значит, ничего такого уж страшного? Значит, никаких кардинальных действий не требуется? Если врачи поликлиники ставят в направлении вопросительный знак рядом с предполагаемым диагнозом, это может быть знаком для хирургов больницы. Он адресован именно им. Они должны либо подтвердить худшие предположения, либо их опровергнуть. В данном случае опровергать было нечего, клиническая картина заболевания была налицо. Требовалось лишь принять непростое решение.

Марию Дронову могли бы и не оперировать. И она умерла бы от гангрены. Ампутация — тяжелейшая операция не только для старого человека, но и для молодого. И сорокалетнему будет нелегко выбраться из ее последствий. Пожилому — тем более. Риск существовал, и немалый, но врачи сделали то, что обязаны были сделать. Будь Мария Дронова моложе, у нее было бы больше шансов преодолеть сложный послеоперационный путь.

Волну народного гнева против «врачей-беспредельщиков» поднял сын старушки, который вынес свое «компетентное» мнение: ногу ампутировали не ту. Он устроил врачам жуткий скандал, уничтожил медицинские документы, якобы потребовал у них 5 миллионов рублей и раздул пожар в прессе. Другой сын бабушки с его мнением не согласился: в отличие от брата, живущего в Питере, он наблюдал маму с близкого расстояния, знал о том, что ампутировать придется обе ноги, и был готов к этому. И очень просил не делать шоу из ситуации, которая и так тяжело всем дается. Его, конечно, не послушали. Когда Мария Дронова умерла, медийный смерч прошелся по всем СМИ, уже не только местным, но и федеральным. И достиг своего апогея сначала на НТВ, а потом в шоу Малахова «Пусть говорят», где врач-кардиолог (?) почему-то выступал экспертом по делу об операции, о которой он совершенно ничего не знал.

Следственное управление возбудило уголовное дело, ампутированные ноги изъяли для проведения судебно-медицинской экспертизы. Стало понятно, что если врачебная ошибка имела место, это обязательно вскроется. Была ли необходимость в том, чтобы «дело врачей» взял под свой контроль депутат Государственной Думы Евгений Ревенко? Чтобы он выступил везде, где только возможно, чтобы обратился к генеральному прокурору и пообещал общественности, что не даст замолчать! Не даст спустить на тормозах! На результаты экспертиз, которые поставят точку в этом деле, пафосные выступления народных избранников повлиять не могут никак. Тем более что Евгений Ревенко не медик и обо всей этой истории, по его же словам, он узнал из СМИ. Что же подвигло его высказать свое компетентное мнение в том вопросе, в котором он не является ни специалистом, ни тем более экспертом? Не хочется думать, что это всего лишь желание зафиксироваться в громком медийном скандале. Однако никаких других предположений в голову не приходит. Евгений Ревенко не врач, он журналист. И хотя его статус после избрания в Думу изменился, остались прежними месседжи, требующие личной засветки в любом медийном мероприятии — будь его поводом даже и смерть человека.

В самом «оке урагана» робко прозвучали экспертные мнения двух, без всякого преувеличения, выдающихся представителей российской медицинской науки и практики: знаменитого хирурга Леонида Рошаля и президента российского хирургического общества Игоря Затевахина. Ими была тщательно изучена история болезни Марии Дроновой, протоколы ее лечения и операций. И оба медика вынесли свое заключение — ошибки в действиях врачей не было. Пожилая женщина нуждалась в ампутации обеих ног, и правильнее было первой удалить именно ту, от которой имелась реальная угроза жизни, то есть левую. На днях к такому же заключению пришел и Росздравназдор. После проведенного анализа всей медицинской документации был подтвержден вывод, уже сделанный двумя выдающимися хирургами.

Результаты экспертиз окончательно разъяснят оставшиеся вопросы. Но они не смогут ответить на главный: зачем была раздута вся эта история? Как в нее оказались вовлечены почти все СМИ, федеральные каналы, депутаты Госдумы? Почему дилетанты посчитали себя вправе выносить решения в той области, в которой ничего не смыслят?

Хочу напомнить историю, которую воронежцы, возможно, еще не успели забыть. Два года назад, весной 2016 года, героем еще одной медийной шумихи стал 87-летний ветеран вой­ны Павел Хохлов. Он сломал шейку бедра и попал в БСМП. Врачи оценили его состояние и выразили сомнение в том, что пожилой человек сможет хорошо пройти курс реабилитации после сложной протезирующей операции. Тогда на защиту заслуженного старика встал его друг (и, кстати, наследник), который в своем блоге подверг обструкции подлых медиков за то, что они отказали ветерану в проведении операции. Да еще и в канун Дня Победы! Какое кощунство! К делу подключился тогдашний губернатор Гордеев, шум был такой, что под давлением «общественности» операцию дедушке все же сделали. И 17 июля он умер. Потому что такая операция для старого человека — очень большой стресс. И еще потому, что до сих пор врачи не придумали способа делать заслуженных людей бессмертными.

История Павла Хохлова — зеркальное отражение сюжета с Марией Дроновой. Неистовство в борьбе за посещаемость сайтов и рейтинги телеканалов, похоже, опустило многих работающих в масс-медиа на самое дно. Туда, где нет ответственной и компетентной журналистки, а есть только жадная, оголтелая, безумная погоня за вниманием толпы. Той толпы, которую эти же масс-медиа сами делают тупой и безжалостной, не желающей ни в чем разбираться и ни во что вникать. Толпы, которая звереет от запаха крови. Которой по фигу, на чем замешаны предлагаемые ей омерзительные шоу. Толпа неучей легко выносит свои приговоры. Доведется — вынесет и тем, кто ею управляет.