Павел Воля: «Перед вами сорокалетний мальчик»

Известный комик дал в Воронеже «честный» концерт

05.12.2018 в 16:01, просмотров: 419

В концертном зале Event-Hall Сити-парка «Град» выступил комик проекта «Comedy Club» Павел Воля, который ежегодно балует воронежских поклонников визитами в столицу Черноземья и неизменно собирает аншлаги. Не стал исключением и нынешний концерт — Воля сумел собрать в одном зале около двух тысяч зрителей.

Павел Воля: «Перед вами сорокалетний мальчик»

«Если будете меня снимать, вас проклянут через «Битву экстрасенсов!»

Появившись на сцене, Павел тут же начал приветствовать собравшихся, обращаясь чуть ли не к каждому в отдельности. Болезненной темой для Воли, как всегда, были телефоны. «Убери телефон, хлопай!», «Вырубай, а то сидим, как дебилы на «Золотом Граммофоне», «А что мы так и будем снимать весь концерт?» — сыпал репликами артист.»Я, конечно, понимаю, что у вас где-то там в Твиттере или Инстаграме есть по 40 мощных фолловеров, а после концерта их число может увеличиться до 42-х. Забудьте! Никому не нужны фотки с этого концерта. Раз и навсегда договоримся, убираем все гаджеты! Я не выступаю для ваших телефонов, я выступаю для ваших душ, сердец и мозгов!»

По словам Воли было еще несколько весомых причин, почему зрители не могли запечатлеть памятное фото или видео. «Дело в том, что 4 декабря в Москве я буду снимать новый концерт. И ТНТ, как всегда, захочет показать это первым. А если вы наснимаете и выложите все это в соцсети, у них не будет такой возможности! И тогда они проклянут вас через «Битву экстрасенсов»! И будете потом помирать от непонятной болезни, найдут у вас в филейной части бобровый зуб! Ну и третья причина, по которой я не хочу, чтобы видеосюжеты появились где-нибудь на Ютубе — это мои дети. Я не собираюсь сегодня стесняться ни в эмоциях, ни в выражениях! Я ведь знаю, куда приехал — на родину «Сектора газа»! Но я не хочу, чтобы я приехал домой, а Роберт встретил меня крепким словцом и сказал, что услышал это от меня на воронежском концерте! Так что если увижу телефоны — буду выступать «по-пионерски». Думаю, это вам вряд ли понравится».

Публика просьбам внимать не торопилась, и тогда комик пошел на компромисс: «Давайте сделаем так! Сейчас вы все до одного достанете свои телефоны, и мы сделаем памятную фотографию. Ой, видели бы вы ваши лица сейчас. «Разрешил! Сейчас истыкаю телефон до дырки! Забью всю память!» Воля начал поворачиваться ко всем зрителям, так чтобы каждый успел заснять его и в профиль, и анфас. «Свет плохой, повернись еще!» — просили из зала. «Конечно, свет плохой! Надо было купить нормальное место, и все было бы хорошо», — парировал комик.

«Смешно — смеемся, не смешно — хлопаем»

После долгой приветственной речи Воля объяснил, что «циферки» на экране замеряют уровень смеха. «А то, может, я буду тут перед вами распинаться два часа, а смеяться вы будете 2 минуты. Мы все замерим, но вот уже сейчас по уровню смеха и аплодисментов вы превзошли Санкт-Петербург! Красавцы! Главное правило: смешно — смеемся, не смешно — хлопаем! Если совсем не смешно — не смейтесь, мне по фигу. Я ж с телевидения, я смех отрежу в одном месте, поставлю в другое».

— Смотрю я, как вас много! Каждый раз приезжаю и думаю — вот бы все деньги мне! Сколько билет стоил в первый ряд? Вот скажу вам честно, первые ряды никогда не знают, сколько стоит билет. Они вообще не знают, что этот концерт — за деньги!

— Пятак! — возмущенно выкрикнул мужчина с первого ряда, дав понять, что приобрел себе законное место на свои кровные.

— Пятак? Ты что, свиньей расплачивался?

— Шесть! — внес свою лепту зритель с верхних рядов.

— Шесть? Ты-то откуда знаешь! Сидишь там, на галерке. Ты, небось, с Машмета? А хотел бы, наверное, сидеть здесь, пониже, где жители Северного района! Я ж все знаю про вас! Я Руслану Белому звонил перед концертом и судорожно спрашивал — какие районы есть в Воронеже? А задние ряды сколько стоят? Бесплатно? Тебе еще и доплачивали, чтоб пришел? А если серьезно? Полторы? А поржем на «пятеру», да? Ну, тогда поехали! Конкретной глобальной темы для выступления у меня нет. Типа: «Конец света! Россия в опасности! В мире живут одни придурки!» Ничего такого! Единственное, чего бы мне хотелось — чтобы концерт был правдивым. Ведь правды сейчас так мало в жизни... Представляете, мне 39 лет! Через каких-то пару месяцев исполнится сорокет. Перед вами сорокалетний мальчик. Аплодисменты вызывает уже сам возраст! И в этом возрасте ты уже не можешь говорить неправду! Давайте поаплодируем те, кому 40 лет, или около того. Ой, вон парень на меня с такой завистью смотрит. Мол, ему 40 лет, и он уже в сером пиджаке...

— А я в красном платье! — игриво выкрикнула одна из зрительниц.

— Какая важная информация. Все должны об этом знать, да? Раньше ты вообще без платья ходила? Или тебе тоже 40 лет?

— Мне 38!

— Ой, да ты еще молодуха по сравнению со мной. Хотя я всегда говорю, что женщинам всегда 18. Запомни, тебе 18 лет и много месяцев!

Когда все сорокалетние дали о себе знать, Воля попросил поднять руки тех, кому исполнился «полтинничек». «Вы, главное, держитесь! И не переживайте, все самое интересное я расскажу вначале. А то я вас знаю, в середине концерта вам уже захочется прикемарить. Во второй половине концерта ничего интересного не будет! И да — независимо от возраста, пола, веро­исповедания и сексуальных предпочтений, я буду выступать для каждого из вас! Целую каждый возраст, и добро пожаловать на нашу тусовку сорокалетних. Все ж говорят, что «Камеди» — молодежная программа. Какая она на фиг молодежная? Мне почти 40, Батрухе — 41, Ревве — 45, Мартиросяну ... 93 года! Раньше, приходя в офис, мы мерялись телками и тачками, а теперь мы меряемся болячками. Харламов теряет сознание, у него давление страшное. У меня в спине шесть грыж. Однажды что-то там пережало, руки не поднимались. А у Мартиросяна смешанный астигматизм — это когда один глаз -2, а другой +100…

О трех категориях детей и женской отваге

Дальше Воля начал прикалываться над детьми. Вскользь над своими, поподробнее прошелся по чужим...

— Если кто не знает, у меня двое детей. Роберту — 5 лет, Софии — 3 года, и вместе это офигенный 8-летний ребенок. А по отдельности — все, как у всех. Свои выступления я обычно начинаю с рассказа о том, как я люблю своих детей, ваших, желаю им счастья и здоровья. Но раз у нас сегодня честный концерт, буду говорить только правду — я люблю своих детей! А на ваших мне наплевать, мне вообще не важны ваши дети... И это не я гад такой, так думают все люди, сидящие в зале. Каждый считает, что его ребенок лучший. Никто не скажет ведь: «Мой ребенок так себе, мы его даже рожать не хотели. И выглядит он так, будто мы его в «Магните» по скидке купили».

Для взрослого человека есть три категории детей. Первая — это твой. Любимый, лучший, гениальный, сладкий. Вторая — это дети друзей. Они, конечно, похуже, чем твои. Ну и друзья ведь похуже, чем мы... А от осинки, как говорится, не родятся апельсинки. Дети друзей нужны для того, чтобы твой гениальный на фоне каких-то упырей тоже вырос человеком. Поэтому ребенка друга тоже можно любить, дарить «Лего» на день рождения... А вот третья категория детей — это те дети, которые садятся в самолете сзади вас и сразу начинают орать, которые в магазине валяются по полу и требуют купить игрушку, которые на пляже себе песок в трусы засыпают... Эта третья категория называется — «чужие дети».

Затронули на концерте и тему женской красоты.

— Женщинам важна красота! У моей Ляси косметики — полная ванная. Там миллион всяких тюбиков — крем для правого века, крем для левого века, для ноздри, маска для щек, специальная заушная жижа, гель для подмышки... Когда я дома смотрю на эти тюбики жены, то думаю — с какими чудовищами жили наши отцы! В Советском Союзе ведь было всего два крема — для лица и для ног. Первым мазали все, что до пупка с одной стороны тела, вторым — то, что ниже пупка. Оба крема встречались в районе пупка. Только пупок был сухой и безжизненный, потому что он не ноги, но еще и не лицо — непонятный такой орган. Заметьте, количество тюбиков со временем прибавляется только у женщин. А у мужиков один флакон на все случаи жизни. Меняется только надпись — «два в одном», «три в одном», «пять в одном»... Скоро изобретут «12 в одном». Мы ведь даже с двумя тюбиками одновременно не справимся. Нам надо, чтобы одним можно было побриться, помыться, намазать подмышки, почистить зубы и залить пельмени.

Еще я поражаюсь смелости наших женщин, которые ради красоты готовы терпеть все. Мы, мужики, уверены, что когда женщины идут к косметологу, их там просто по деталям разбирают. Женщины ничего не боятся! Для них 120 уколов в лицо — это нормально. Чтобы уговорить мужика сделать один укол в попу, полгода вокруг него ходить нужно. Женщины делают эпиляцию лазером. Лазером! В фильме «Звездные войны» лазером режут корабли пополам, планеты целые уничтожают... Если бы мне предложили что-то удалить с моего тела лазером, я бы убежал в Казахстан. А женщины ради красоты готовы на любую дичь. Все бабы сейчас еще помешались на бровях. Не делайте вы эти брови! Мы, мужики, ответственно заявляем: мы не смотрим на брови, плевать мы на них хотели! Мы смотрим на брови в двух случаях: если это одна бровь на все лицо, или их нет вообще.

Так, в диалогах «за жизнь» незаметно пролетели три часа.

«Вообще, концерт давно должен был закончиться, — признался Воля. — Но мне с вами так хорошо и комфортно, что и расходиться не хочется...» Поговорив еще немного о том, как лечат в российских медучреждениях, об отношении мужчин и женщин и о том, как последним достаются лобстеры и айфоны, Воля закончил тем, что на самом деле он в жизни вовсе не такой, каким видят его на сцене. И настоящий он лишь те недолгие мгновения перед тем, как заснуть. В луче прожектора Воля озвучил свои мысли, которые одолевают его перед сном, на том и поставил точку, обещав в следующем году обязательно вернуться к такой гостеприимной публике.