Как у воронежского православного святого появилась правнучка-мусульманка

История жизни и смерти священника Федора Богоявленского

07.11.2018 в 12:53, просмотров: 408

Каждый год в селе Средний Карачан Грибановского района отмечается скорбная дата. В 1937-м там был расстрелян Федор Богоявленский — настоятель здешнего храма Михаила Архангела, служивший в нем с 1929 по 1937 годы. 

Как у воронежского православного святого появилась правнучка-мусульманка

Его убили в месте массовых казней на востоке Воронежской области — в Матрюшкином буераке, в пяти километрах от Борисоглебска. В 1989 году Федор Богоявленский был реабилитирован, а в 2002 году — причислен к лику святых.

Большая родня

Каждый год в октябре в Средний Карачан приезжают родственники священника из разных концов России — то Людмила Кузнецова из Питера, то Антонина Сапишева из Саратовской области, то кто-то другой — всего у отца Федора было пятеро детей. И теперь его многочисленные внуки и правнуки разбросаны по всей стране. Его дочь Надежда Федоровна, большую часть жизни прожившая в Борисоглебске, живет сейчас в Санкт-Петербурге у своей дочери Людмилы, которая в прошлом году — к 80-летию гибели своего деда — написала книжку «Пишу своими словами» в память о нем.

Но в этом году она приехать не смогла, зато из медвежьего угла Саратовской области — поселка Александров-Гай, что расположен на границе с Казахстаном, приехала другая внучка святого — Антонина Сапишева вместе с мужем Еркином (казахом по национальности), дочкой Айжаной и двухлетней внучкой Анжеликой. Так почти 20 лет назад в роду православного святого появились новые близкие родственники — мусульмане.

Место расстрела Федора Богоявленского

— У нас в семье отмечается два религиозных праздника — Пасха и Курбан-Байрам, — рассказал Еркин Сапишев, инженер по образованию, а ныне — фермер. — Жена — православная, мы с дочкой и внучкой — мусульмане. В Средний Карачан 10 октября — в день памяти деда, прадеда и прапрадеда моей жены, дочки и внучки — мы приезжаем уже не в первый раз. Благодаря настоятелю храма отцу Андрею и другим прихожанам память о нашем родственнике поддерживается очень достойно.

Крест на всей жизни

История жизни и смерти священника Богоявленского типична для первой половины прошлого века, когда вся страна жила в ожидании ночного стука в дверь. Федор Богоявленский, родившейся в семье священника в 1894 году, в своих проповедях говорил о Боге, о сложных временах, наставших в конце 20-х годов. За это он давно был на карандаше у НКВД.

В 1930 году его даже арестовали, обвинили в антисовесткой агитации вместе с кулаками, в тайных собраниях под видом спевки в одном из домов. И отправили в лагерь под Борисоглебск на три года, после чего он вернулся к семье и продолжил службу в храме. А в мае 1937 года произошел случай, который резко поменял его судьбу. Вот как рассказывает об этом сегодняшний настоятель храма протоиерей Андрей (Черницын), много сделавший для увековечения памяти расстрелянного святого:

— К нему пришел семилетний мальчик и попросил милостыню, батюшка дал мальчишке 20 копеек и, заметив, что на ребенке нет креста, надел на него маленький крестик. Тот побежал по селу, всем рассказывая об этом, а кто-то из прихожан, являвшийся осведомителем НКВД, написал донос. В этой организации уже лежали ранее написанные доносы на священника. Например, о том, что на похоронах одного из земляков отец Федор говорил, что власть расстреливает после убийства Кирова лучших людей. О том, что он не поддерживал обязательную для крестьян сдачу хлеба властям. О том, что он приглашал людей в церковь. В начале сентября 1937 года его арестовали, и 25 сентября «тройка» НКВД приговорила священика к расстрелу. Приговор привели в исполнение 10 октября на окраине города в Матрюшкином буераке, где в то страшное время были расстреляны сотни жителей соседних районов.

Святой дед

…Протоиерей Андрей провел службу в храме, на которую собрались прихожане из Среднего Карачана и окрестных сел, после чего родные, приехавшие из Саратовской области, еще раз подошли к двум иконам, на которых изображен сам святой Федор Богоявленский, и зажгли свечи.

— Для нашей семьи этот день — особый, — рассказала внучка священника Антонина, — мы загодя готовимся в этой поездке — от нашего поселка до Среднего Карачана больше 600 километров, и мы обычно приезжаем накануне, ночуем в доме родственницы и с утра идем на службу в храм. Мой отец Владимир — один из сыновей Федора Богоявленского — еще молодым уехал на целину в Саратовскую область, осел там, и теперь наши корни — на границе с Казахстаном.

— Сегодня я впервые приехала в Средний Карачан, — добавила правнучка святого Айжана, воспитатель детского сада по профессии, — специально взяла с собой двухлетнюю дочку Анжелику, чтобы она понимала, кем был ее прапрадед.

— Матрюшкин буерак (заливная низина площадью более 100 гектаров. — Прим. ред.) издавна для борисоглебцев считался «нехорошим местом». По легенде, там повесилась больная девушка Матрюша, и люди в эти места почти не ходили. А в 1937 здесь было стрельбище НКВД, где и расстреливали «политических» — люди слышали выстрелы, но не все догадывались о том, что именно тут происходит, — рассказал председатель историко-архивной комиссии Борисоглебской епархии Сергей Шуваев. — Здесь сырой луг, и потому людей специально убивали именно тут, чтобы весной талые воды уносили их останки, а хищные звери доедали тела. Есть свидетельство уже умершей жительницы Борисглебска, которая девчонкой носила сюда, в лагерь, еду своему брату. Она как-то увидела подводу с раздетыми трупами и возницу, который лопатой добивал еще шевелящихся людей.

Память о святом Федоре Богоявленском, как, впрочем, и о других расстрелянных в Матрюшкином буераке 400 жителях Борисоглебска и трех окрестных районов на востоке области, берегут все.

В 2002 году в память о жертвах репрессий на косогоре возле того самого буерака поставили Поклонный крест, а через несколько лет там же появилась и часовня во имя Новомучеников Российских, пострадавших за веру Христову. Здесь несколько раз в год проводятся службы (в том числе и 30 октября, в День памяти жертв политических репрессий) и крестные ходы. Имена и фамилии 400 человек, казненных здесь (около половины из них — священнослужители) написаны на специальном стенде. Но, конечно, людей здесь расстреляно было гораздо больше.

Фото на память

Прихожанка храма Среднего Карачана Нина Барсукова — одна из тех, кто начинал поиски документов, связанных с историей жизни Федора Богоявленского.

— В 2004 году я пошла на базар в Борисоглебске купить лук, а тогда был его неурожай. Вижу, стоит женщина и держит в руках, как мне тогда показалось, крашеные пасхальные яйца. Я удивилась — откуда они посреди лета! А оказалось, что это небольшие луковицы такой формы! Я купила их, мы разговорились — это была дочь Федора Богоявленского, Надежда Федоровна, всю жизнь прожившая в Борисоглебске, передовая швея, награжденная за труд орденами. А за день до этого в храме Среднего Карачана кто-то нашел пыльное фото человека, которым и оказался Федор Богоявленский — так все и сошлось в одной точке!

…Мусульмане и христиане — члены одной семьи Сапишевых — долго стояли на обрыве возле косогора, а протоиерей Андрей Черницын прочел заупокойную литию, во время которой праправнучка святого — двухлетняя Анжелика — беззаботно бегала по косогору, где был расстрелян ее прапрадед, ставший святым после смерти.

— Слезы наворачиваются на глаза, когда думаешь о людях, убитых и похороненных здесь, — сказал после службы отец Андрей, — им достались мучения и смерть. Сколько покалеченных судеб, сколько убитых: и священников, и мирян! Конечно, наверняка когда-нибудь мы узнаем новые имена наших земляков, погибших в этом страшном месте. А наше дело — помнить о них всегда и не забывать, что 30 октября мы все вместе отмечаем День памяти жертв политических репрессий, которые унесли жизни миллионов наших сограждан.