Воронежский автоэксперт: кому с ОСАГО жить хорошо

15 лет назад в России заработал закон об обязательном страховании автогражданской ответственности

27.06.2018 в 14:32, просмотров: 822

В конце 90-х у всех на слуху были забавные анекдоты про крутых парней на элитном «Мерседесе», которые после произошедшего ДТП вежливо предлагали владельцу ветхого «Запорожца» переоформить на них квартиру в счет возмещения причиненного вреда. Реальным участникам ДТП было не до шуток: многим из них платить было, действительно, нечем.

Воронежский автоэксперт: кому с ОСАГО жить хорошо

Тут депутаты и вспомнили о существовании мировой практики обязательного страхования ответственности автомобилистов. В СМИ началась массированная подготовка общественного мнения к необходимости введения подобного закона и в нашей стране. Народ особо и не возражал: ведь страховую защиту в размере 400 тыс. руб. обещали при стоимости полиса 600–700 руб.

1 июля 2003 года был продан первый полис ОСАГО. Как водится, обещания были далеки от реальности: страховка для большинства отечественных автомобилистов оказалась в 3–4 раза дороже.

В начале славных дел

Во всем мире обязательное страхование гражданской ответственности автовладельцев (ОСАГО) считается наименее доходным бизнесом для компаний. Тарифы там рассчитываются таким образом, чтобы полученных страховщиками средств хватало как раз на выплату возмещений пострадавшим в ДТП и небольшую премию самим компаниям. Вместе с тем честная работа по ОСАГО издавна позволяла привлекать огромное количество новых клиентов на добровольные виды страхования: жизни, здоровья, имущества. Слово «репутация» для тамошних страховщиков — не пустой звук.

Такую же красивую жизнь нам обещали и накануне введения «автогражданки» в России. В правительстве постановили, что 77% собранных средств должны идти на выплаты, 20% — на содержание страховых компаний, 3% — в различные резервы.

Первые годы действия закона показали, что тарифы ОСАГО были явно завышены. Официальная статистика убедительно говорила: на выплаты хватает и 20–30% собранных со страхователей средств. Куда уходили оставшиеся «в закромах» страховщиков миллиарды — никто не знал.

В Воронежской области, например, за первые 3 года действия «автогражданки» страховщики выручили за полисы 2,5 млрд рублей. Несложно посчитать, что 77% от этой суммы составляет 1,9 млрд. Вот эти деньги и должны были пойти на выплаты пострадавшим в ДТП. Реально на эти цели хватило 1,1 млрд рублей, то есть 44% от сборов. Иными словами, тарифы для Воронежской области были завышены практически в 2 раза!

Но страховщики грудью встали на защиту своих доходов. Они в один голос советовали не торопиться с выводами о сверхприбыльности ОСАГО, предлагали подождать 3 года, по итогам которых и можно будет судить о правильности расчета тарифов. Действительно, мировая практика свидетельствует, что именно в течение третьего года действия аналогичных законов достигался максимальный уровень выплат.

Что ж, пережили мы этот «момент истины» (июль 2006 года) довольно спокойно: объем выплат тогда достиг 46% от сборов и оставался на этом уровне еще долгие годы. Теория и практика стран Европы нашла подтверждение и у нас. Вот только тарифы так и не снизили. Зато именно в это время среди владельцев страховых компаний появились первые долларовые миллиардеры.

Первую пятилетку страховщики ОСАГО просто купались в сверхприбылях. Последующие 10 лет показали, что в иных условиях они жить не хотят! И пока никто не может заставить их пойти по европейскому пути.

Мы чужие на этом празднике жизни

В 2007 году премьер-министр Михаил Фрадков проникся ситуацией и заявил: «Хватит легкой жизни страховщикам — поработали, заработали, а теперь подумайте о людях». Дмитрий Медведев, став президентом страны, развил мысль и поставил задачу избавиться от «вороватых страховщиков».

В 2008 году в закон об ОСАГО были внесены некоторые изменения, в целом направленные на облегчение участи граждан. В частности, увеличились страховые суммы за причинение вреда жизни и здоровью. Минимальный период эксплуатации автомобиля был снижен с 6 до 3 месяцев, о чем давно просили пенсионеры-дачники. Установлен размер неустойки за несвоевременную выплату.

В 2009 году у потерпевших появилось право обращаться за выплатой в свою страховую компанию (ПВУ), а также оформлять ДТП без вызова Госавтоинспекции («Европротокол»). Страховщики признали актуальность и логичность поправок, но тут же завели «старую песню о главном»: нужно срочно повышать тарифы, иначе рынок ОСАГО рухнет.

Однако никакого коллапса не произошло и в последующую пятилетку. Да и поведение страховщиков не изменилось. По-прежнему деятельность большинства из них была направлена на поиски причин для отказа в выплате. Причем отказывали даже тогда, когда прекрасно понимали, что в суде дело будет проиграно. Расчет был на то, что люди у нас крайне редко в суды ходят: поругаются с офис-менеджером да забудут.

Однако и ангельскому терпению автомобилистов приходит конец. К концу первого десятилетия ОСАГО в России количество недовольных выплатами достигло критической точки. В 2012 году Верховный суд РФ распространил действие закона «О защите прав потребителей» и на страхование. Это дало водителям право обращаться в суд по месту жительства, освободило их от уплаты госпошлины, позволило взыскивать компенсацию морального вреда и штраф в размере 50% от присужденной суммы. По всей стране все более востребованными становятся услуги автоюристов.

Наметившаяся тенденция обеспокоила страховщиков. На одной из научно-практических конференций по ОСАГО прозвучала мысль о том, что основной причиной возрастания уровня выплат является «повышение страховой грамотности населения…». Действительно, работяге из глубинки «вешать лапшу на уши» было сподручнее, нежели юридически подкованному правозащитнику или дипломированному юристу.

10 лет спустя

Тем не менее страховщики продолжили дело незабвенного Остапа Бендера, придумывали все новые схемы отъема денег у населения. Тот же «Росгосстрах» перед выплатой заставлял потерпевших подписывать надуманное соглашение о согласии с размером выплаты, а потом тряс этой филькиной грамотой в судах: он же сам согласился!

Страховая компания «МАКС» в Воронеже кошмарила граждан своими абсурдными требованиями о представлении копий страхового полиса, свидетельства о регистрации и водительского удостоверения другого участника ДТП. И это притом, что все эти сведения имелись в их собственной базе данных: ведь виновник ДТП — их страхователь!

Обжаловать незаконные действия страховщиков в надзорные органы (тогда это была Федеральная служба по финансовым рынкам) можно было с тем же результатом, что и в «Спортлото». Как правило, приходил типовой ответ: «При несогласии с принятым решением — обращайтесь в суд».

Когда же масса жалоб зашкаливала, а выплаты потерпевшим и вовсе прекращались, у страховщиков на пару месяцев приостанавливали действие лицензии. Вроде как для устранения нарушений. Хотя уже было очевидно, что устранять нарушения и расплачиваться по долгам никто и не собирался. В это время акционеры выводили активы в неизвестном направлении, да и сами иной раз растворялись. Затем страховщика лишали лицензии, офисы закрывались. Потерпевшие оставались один на один со своей бедой.

По такой накатанной схеме с миллиардами народных денег ушли с рынка десятки компаний. Вспомните «Зенит», «Гранит», «Городскую страховую…», «Русскую страховую…». Всякий раз собранные премии тратились на явно завышенные комиссии агентам и партнерам (до 40%), которые потом расходились по карманам руководства. После этого платить потерпевшим, естественно, было уже нечем. Но правоохранителей это не интересовало. И только аналогичный финт «Ростры» заставил, наконец-то, возбудить дело о мошенничестве. Причина проста: в этом случае хозяин «кинул» не только потерпевших автомобилистов, но и собственных сотрудников по всей стране.

Тем не менее оставшиеся страховщики единым фронтом шли в наступление на тарифы. Наиболее оголтелые начали пугать правительство уходом с рынка. Доигрались до того, что несменяемому лидеру автострахования — компании «Росгосстрах» — устроили «показательную порку» путем приостановления лицензии на ОСАГО. Правда, всего на неделю.

За первые 10 лет действия ОСАГО ни одна компания добровольно от лицензии не отказалась: воистину «кролики плакали, но продолжали есть кактус». И не случайно! По данным РСА, в 2014 году страховщики ОСАГО собрали в России 150,3 млрд, выплатили — 88,8 млрд руб. В Воронежской области один только «Росгосстрах» продал полисов ОСАГО почти на 820 млн руб, а выплатил — 410 млн. И это у них называется убыточным бизнесом и страшным кризисом!

Страховщики шли во все тяжкие ради сохранения своих колоссальных доходов. В ход пошли навязывание дополнительных страховок, лишение заслуженных скидок за безаварийную езду. В результате вместо 3–4 тыс. руб. люди были вынуждены отдавать 10–15 тыс. руб. В офисах стали большим дефицитом бланки полисов, появились дикие очереди. Потоки жалоб в Центробанк не меняли ситуацию.

В таких невыносимых условиях многие автомобилисты вообще отказывались от страхования либо покупали поддельные полисы. РСА оценил ущерб страховому сектору от потери клиентов в 5 млрд руб. Однако место того, чтобы заставить честно работать участников своего союза, его глава Игорь Юргенс обратился к президенту страны с просьбой дать указание МВД на применение карательных мер в отношении автомобилистов. В общем, страховщики в очередной раз «берега попутали».

Наши дни

Тем не менее страховое лобби убедило Госдуму и правительство в необходимости серьезной реформы ОСАГО. В 2014 году страховщики добились серьезных поблажек. Одновременно с повышением лимитов страховых сумм со 120 тыс. руб. до 400 тыс. руб. были значительно увеличены тарифы. Повышение размеров базовых ставок, а также некоторых коэффициентов привело к реальному увеличению стоимости страховки в 2 и более раза. Притом, что обещали всего на 50–60%.

Например, до реформы молодой водитель, только что получивший в Воронеже права на управление автомобилем мощностью 100 л.с., должен был заплатить за полис ОСАГО около 5,5 тыс. руб., сейчас — 12,2 тыс. руб.! Опытных водителей, не допустивших за последние 10 лет ни одного ДТП, тоже не пощадили: для них стоимость страховки на такой же автомобиль возросла с 1,5 до 3,4 тыс. руб.! Если же мощность автомобиля будет ближе к 150 л.с., то стоимость полиса возрастет еще на треть.

С 1 января 2017 года каждый страховщик ОСАГО обязан обеспечить возможность заключения договора в виде электронного документа, бесперебойность и непрерывность функционирования своих официальных сайтов. Однако до сих пор этот процесс идет с большими трудностями.

С апреля 2017 года страховщик сам определяет, каким образом возмещать ущерб: путем организации восстановительного ремонта или денежной выплатой. При этом законодатели строго-настрого запретили располагать сервисы далее 200 км от города, если его население меньше полумиллиона человек. Ну, все для людей!

РСА объясняет необходимость натурального возмещения ущерба борьбой с автоюристами, которые отсуживают у страховых компаний до 10 млрд руб. в год.

Но ведь еще 7–8 лет назад об этом и речи не было. Именно жадность страховщиков и породила этот «автоюризм»! Платите честно и своевременно — и все автоюристы с протянутой рукой по миру пойдут!

В общем, и спустя 15 лет рынок ОСАГО продолжает лихорадить. Страховщики рассказывают о растущей убыточности, автомобилисты — о невозможности приобрести полис по честной цене, без очередей и навязанных услуг.

А вот и бесстрастные цифры: за период 2014–2017 гг. число автомобилей в стране выросло с 50 млн до 59,5 млн, а количество заключенных договоров ОСАГО снизилось с 42,5 млн до 39,2 млн. Одного из совладельцев «Росгосстраха» Сергея Хачатурова недавно обвинили в хищении 1 млрд руб. Идет следствие. Действительно, неладно что-то в датском королевстве.