Больше денег: стоит ли воронежцам верить в рост заплат весной 2019 года

07.11.2018 в 12:25, просмотров: 433

В конце прошлой недели аналитики рекрутингового агентства HeadHunter заявили: в апреле 2019 года четверть работодателей собираются поднять зарплаты работникам. А еще 17% сделают это в марте.

Больше денег: стоит ли воронежцам верить в рост заплат весной 2019 года

Жителей Воронежа такими фактами, конечно, не удивить. Регулярно социологи публикуют информацию, что средняя зарплата в регионе растет. В прошлом году она колебалась в районе 30–35 тыс. рублей.

По данным экспертов, в будущем году значительного роста зарплат воронежцам ждать не стоит — повышение не выйдет за рамки 5–10%.

Впрочем, многие работодатели со снисходительной улыбкой отнеслись к такой новости, особенно индивидуальные предприниматели.

Косметолог Юлия Кольцова ранее трудилась как ИП: у нее была своя студия, где работала она сама и еще три девушки: парикмахер, массажист и маникюрша. Но баснословные налоги, аренда, коммунальные услуги заставили девушку, что называется, уйти в подполье.

— Это детская мечта — иметь свой салон красоты, в который клиенты будут приходить с удовольствием. Реальность оказалась гораздо жестче. Мы понимали с девчонками, что выгоднее работать на себя, к тому же у каждой были постоянные клиенты. Полтора года назад разошлись по домам. Одна комната в моей квартире сделана под косметологический кабинет, где есть все необходимое оборудование. Кстати, работа на дому оказалась для клиентов выгоднее: например, чистка в салоне стоила 2 тыс. рублей, а дома я смогла поставить ценник в 1,3 тыс., сейчас — 1,5 тыс. Но с января 2019 года буду поднимать расценки. Грубо говоря, если этой осенью за определенные инъекции я беру 8 тыс. рублей, то с декабря они будут стоить 8,3 тыс. Это не моя прихоть: в октябре подорожали препараты. Насколько я знаю, повышение цен будет не только в сфере красоты. А работать себе в убыток никто не станет, — говорит Кольцова.

По словам Юлии, резкое повышение цен, даже на 500 рублей, может оказаться очень болезненным и привести к оттоку клиентов — платежеспособность заметно снизилась. Она рассказывает, что ее бывшая коллега по салону, а ныне мастер маникюра на дому, в этом году стояла перед непростым выбором: повысить цену за свои услуги или перейти на более дешевые материалы.

— Она выбрала второе, чтобы не терять клиентов. А что такое дешевые материалы? Больше шансов на аллергическую реакцию, отслойки, с ними труднее работать мастеру и т.д. В итоге страдает и заказчик, и исполнитель. К тому же, цены растут на все: на еду, ЖКХ, лекарства, а это для клиента более значимые расходы.

Доводы Юлии подтверждают и представители других профессий: оформители праздников, швеи, фотографы.

— У нас ожидается рост зарплат в следующем году на 10%, но я сомневаюсь, что прибавка будет ощутимой, потому что все съест инфляция. Поставщики, с которыми мы работаем, тоже будут повышать цены. В итоге это все равно ударит по карману конечного потребителя, потому что, например, замена ремня ГРМ будет стоить для него уже не 4 тыс., а 4,5 тыс. рублей, — говорит владелец автомастерской Андрей Кононов.

Андрей отмечает и другую тенденцию: те, кто может что-то делать, стараются отстраниться от работодателя и налогов.

— Моя сестра работала юристом, но в прошлом году перешла на удаленную работу. Она ищет клиентов, а они ее в интернете. Если в офисе она получала 50 тыс. рублей в месяц на руки за 9 часов в день, то сейчас ее доход находится на уровне 150–200 тыс., потому что она сама выстраивает свой график и называет цену за свои услуги. У нее нет территориальной привязки, она консультирует людей по всей стране. У меня работал отличный автомеханик, который в этом году тоже отказался от официальной работы и стал чинить машины в своем гараже. И мне его действия понятны: он не теряет в деньгах из-за вычетов, не тратит время на дорогу и деньги на амортизацию машины, чтобы добраться до места работы. На мой взгляд, истории на тему «заплати налоги — спи спокойно», обеспечь себе пенсию, сейчас не работают. Потому что все прекрасно понимают, в каком мире мы живем, — говорит Кононов.