После увольнения Эмилии Сухачевой воронежская культура застыла в «подвешенном» состоянии

Сказка о потерянном времени

10.07.2019 в 11:46, просмотров: 3859

Глава регионального департамента культуры Эмилия Сухачева 8 июля покинула кресло руководителя. В этот раз — официально, окончательно и, кажется, бесповоротно. Различные слухи о скором увольнении чиновницы активно муссировались в околокультурных и политических кругах уже около двух лет.

После увольнения Эмилии Сухачевой воронежская культура застыла в «подвешенном» состоянии
Эмилия Сухачева

Парадоксальным образом Сухачева казалась непотопляемой — притом, что скандалов за время ее руководства в сфере культуре разразилось немало. Четыре года продержалась на посту Эмилия Александровна — в заданных условиях это немалое достижение, повод для гордости. Для нее лично, но не для воронежской культуры.

Эти годы для всей сферы были безвозвратно упущены. Они прошли под эгидой прожектов и внутрицеховой грызни. Изначально на свою должность Сухачева была назначена для того, чтобы обслуживать Платоновский фестиваль по максимуму, а все остальное — по остаточному принципу. В этом заключался замысел губернатора Алексея Гордеева и его супруги Татьяны — больших любителей ярких фестивалей и современного искусства. Но время выявило все недостатки подобного концепта.

От любви до ненависти

Эмилия Сухачева к выполнению своей задачи приступила ответственно и последовательно — шутка ли, с момента ее назначения бюджет Платоновского вырос вдвое, превысив цифру в 100 миллионов рублей. А в качестве весомой добавки к этому можно расценивать тот факт, что на фестиваль работает вся культурная инфраструктура: ежегодно он на весьма льготных условиях задействует помещения, площадки и кадры — все приятные мелочи и не перечислишь.

Но с уходом губернатора Гордеева пропала и «дубина» над головой. Из непосредственной близости она переехала в дальние дали — на федеральный уровень. Хоть покровительница искусств Татьяна Гордеева и продолжала опосредованно «курировать» воронежскую культуру, стараясь сохранять привычные установки, Эмилия Александровна поняла: есть шанс отыграться. Отыграться за все обиды, которые она успела стерпеть от художественного руководителя Платоновского фестиваля, «Маршака», Мандельштамфеста, а по совместительству — главы Камерного театра, режиссера, преподавателя и члена всевозможных советов Михаила Бычкова, которого Сухачеву долгое время заставляли любить.

Так в отрасли родился внутренний конфликт двух местных «титанов». В арсенале Эмилии Сухачевой находился инструментарий представителя исполнительной власти, а за спиной Бычкова — толпа вскормленных им же «почитателей», негласная поддержка вице-премьерской четы Гордеевых и неплохие связи в Москве. В 2018 году, на пике противостояния, руководитель департамента культуры пошла ва-банк: позволила себе критику фестивальной политики и главное — деятельности худрука Платоновского фестиваля. Но даже эти высказывания были в русле замечаний губернатора Александра Гусева, который не до конца разделял восторг от деятельности Бычкова. Когда же он сменил гнев на милость, Сухачева оказалась в интересном положении. Как если бы, в кои веки решившись, поднялась из окопа в атаку и осталась один на один с хорошо вооруженным противником. Такого противостояния она в итоге не выдержала.

Летопись деградации

Всю глубину «любви» и неприязни двух крупнейших местных игроков в полной мере ощутила на себе вся культурная отрасль Воронежской области. Однозадачный руководитель оказался не способен внять ее нуждам. В течение нескольких лет сотрясался от внутренних скандалов Воронежский театр оперы и балета. Конфликт приглашенного худрука с солистами, потом с артистами хора… Все это не добавляло оптимизма труппе. Не делало театру хорошей рекламы, не стимулировало творческие силы продолжать работать в Воронеже. Традиционная культура, в отличие от «современных» изысков, оказалась не в фаворе. Дома культуры во многих населенных пунктах области окончательно пришли в плачевное состояние. Специалистов на местах вынудили выживать на копеечную зарплату, отобрав все потенциальные ресурсы региональной культуры в пользу Платоновского. Вишенкой на торте из отчетов департамента стал факт выявления нецелевого расходования средств при ремонте и переоснащении учреждений культуры региона. Эту информацию 13 марта 2019 года губернатору озвучил руководитель контрольного управления областного правительства Игорь Селютин. По сведениям ведомства, в нескольких районах были обнаружены нарушения муниципальными заказчиками принципа обеспечения конкуренции и недостаточный уровень контроля за целевым использованием субсидий из областного бюджета. В результате это вылилось в неправомерную трату денег, которых в культуре всегда немного, даже если их — миллиарды.

Кадровая политика Эмилии Сухачевой для общественности тоже стала причиной недоумения и недовольства — список уволенных ею ярких деятелей культуры впечатляет, среди прочих там имена Игоря Непомнящего, Владимира Добромирова и Александра Латушко. Из «Дивногорья» ушла Марина Лылова, возглавлявшая музей десятилетиями. А совсем недавно департамент вляпался в абсурдную историю с увольнением по «утрате доверия» Виктора Ковалевского — известного и уважаемого специалиста. Это нелепое дело, которое протекает буквально на наших глазах, уже называют соломинкой, сломавшей спину верблюда.

Попасть на прием к Эмилии Александровне во время ее «правления» было практически невозможно. Тому есть доказательства: одиночный пикет балерины Натальи Власовой в 2017 году и недавний казус четверых заслуженных артистов России — Юлии Даниловой, Веры Рызванович, Нины Езарец и Юрия Краскова. Люди, чей труд высоко оценило государство, не могли понять, почему их многолетняя работа ценится меньше, чем выслуга «гордеевских» заслуженных артистов Воронежской области. Артист Красков скончался, так и не дождавшись решения вопроса о мизерной доплате к пенсии по званию. Иначе как позором это не назовешь.

Кроме того, под эгидой «гласности», еще на заре правления Сухачевой при департаменте был создан общественный совет якобы из представителей культурной интеллигенции, в основном — руководителей культурных учреждений, находящихся в прямом подчинении у департамента. Его задачей стало отмывание непопулярных и заангажированных решений от лица мнимой культурной общественности. Произошло это после весьма сомнительного голосования на сайте ведомства с «плавающими» результатами. Лебединой песней фиктивного органа стал вопль о необходимости сноса Театра оперы и балета, потонувший в грохоте возмущения общественности настоящей. Потом показания резко изменились, а после — совет фактически прекратил свое существование до лучших времен. Тем не менее присутствие в нем Михаила Бычкова в «эпоху любви» позитивно сказалось на положении режиссера и позволило ему одобрять решения о присуждении грантов самому себе. Остальным учреждениям оставалось молча кивать и бояться гнева «титанов».

К настоящему времени ведомство Сухачевой подошло, имея негативные оценки по ряду индикаторов участия в реализации нацпроекта «Культура» на 2019–2024 годы. Зато господа, памятуя о наставлениях Гордеева, завалили Минкульт отчетами о проведенных мероприятиях, а после — сообщили о лидерстве в рейтинге информирования. Для понимания — в этом рейтинге нет дифференциации по масштабу события, любой «урок мужества» в сельской школе на окраинах региона идет в зачет наравне с крупнейшим фестивалем.

На другой стороне баррикад

А что же второй игрок? Михаил Владимирович Бычков «расцвел» под покровительством четы Гордеевых и успел пожать множество плодов своей востребованности. Он успешно инвестировал в наработанные московские связи, укрепил культ своей личности в глазах верных «последователей» и всеми силами старался сохранять место в медиапространстве, напоминая о себе при любом удобном случае. Чего стоят его красочные выступления против «ужасного репрессивного аппарата» власти, которая, по факту, его поощряла как могла и превратила в самого высокооплачиваемого деятеля культуры региона.

Были у Бычкова в последние годы и временные приступы паники, когда он не чувствовал за собой достаточно сил в схватке с Сухачевой. В такие моменты он сам и почитатели его таланта обычно поднимали крик, что Платоновский фестиваль хотят уничтожить неведомые злые силы. Попутно паникеры занимались откровенной подменой понятий, сращивая в своей риторике персону худрука с самим фактом существования форума. Последний штурм позиций Михаила Бычкова случился осенью прошлого года, когда Александр Гусев собрал попечительский совет Платоновского, чтобы обсудить возможные реформы концепции фестиваля. Михаил Бычков сделал вид, что открыт любым предложениям и готов на уступки. Это позволило ему выиграть время в ожидании изменения политических ветров.

Сейчас же, наблюдая крах своего оппонента, Михаил Владимирович откровенно куражится. Он вовсю пользуется атмосферой неопределенности, которая возникла после увольнения Сухачевой. Бычков размещает двусмысленные сообщения и фотографии в социальных сетях, одобряет высказывания людей, прочащих ему пост главы культурного департамента. А после — разоблачает СМИ, связавшие факты отставки чиновницы и рабочую встречу Александра Гусева с худруком Платоновского. Оказывается, ничего более нелепого он давно не читал, и, если бы его привлекала карьера чиновника, Бычков бы попробовал себя на этом поприще значительно раньше.

Свято место

Что теперь ждет департамент культуры? Туман и неопределенность. Пока обязанности руководителя, видимо, будет исполнять заместитель руководителя Мария Мазур — верная соратница и подруга ушедшей Эмилии Сухачевой. Бывшая актриса, Мария Александровна верна идеям наставницы в той же степени, в какой далека от понимания потребностей культурной отрасли. Остальные работники ведомства пока сами не представляют, что день грядущий им готовит.

Эмилии Александровне, покинувшей департамент якобы по собственному желанию, уже успели напророчить место ректора Воронежского государственного института искусств. Местный штат, хорошо знакомый с методами и уровнем компетентности чиновницы, от такой новости пришел в отчаяние. Злые языки не исключают вероятность бойкотирования подобного назначения. В любом случае, утверждаться оно будет не на уровне региона, а в Москве.

Вся областная культура зависла в тревожном «подвешенном» состоянии в ожидании официальных назначений или хоть каких-то однозначных решений власти. Кто займет кресло Сухачевой и чьи интересы этот человек будет отстаивать в первую очередь — пока достоверно неизвестно. Как бы то ни было, на руках у главы региона Александра Гусева сейчас есть возможность разорвать порочный круг внутрикультурного противостояния, вредящего всей отрасли. Бесславно потерянные четыре года еще можно если не отыграть, то сгладить. Общественность застыла в ожидании следующих решений губернатора, которые определят будущее воронежской культуры на ближайшие годы.