Сколько на самом деле зарабатывают деятели воронежской культуры

Профильный департамент отчитался о среднемесячной заработной плате в подведомственных госучреждениях

01.05.2019 в 15:09, просмотров: 1197

Каждый год мы слышим жалобы, что бюджетная статья «культура» финансируется по остаточному принципу. Работникам отрасли приходится несладко — они выживают на маленькую заплату, попутно подрабатывая на свадьбах и корпоративных вечеринках. Денег катастрофически не хватает на постановки, соответствующие грандиозным замыслам режиссеров, современное мультимедийное оборудование и прочие критически важные вещи.

Сколько на самом деле зарабатывают деятели воронежской культуры

Это — правда, но лишь отчасти. Другую сторону медали наглядно показывают ежегодные декларации доходов руководящего звена учреждений культуры, «офицерского и генеральского состава» этой сферы. Их зарплатам простому смертному остается только позавидовать.

На днях департамент культуры Воронежской области официально отчитался о среднемесячной заработной плате в подведомственных госучреждениях за 2018 год: в перечень вошли руководители, их заместители и главбухи. Не сказать, что там приведены космические цифры, но некоторые зарплаты явно не вписываются в общую картину «бедности». Для примера: средняя ежемесячная получка директора театра оперы и балета Александра Арнаутова, согласно документу, превышает 137 тысяч рублей. Сущие копейки по меркам московских театров, но почти в 5 раз больше, чем средняя зарплата по отрасли, которую глава департамента Эмилия Сухачева на днях озвучила губернатору Александру Гусеву. Такие оклады и тянут пресловутый «средний» показатель вверх. Ведь в это же самое время на страницах рекрутинговых агентств появилась вакансия специалиста культурно-досуговой сферы, размещенная Воронежским областным центром народного творчества и кино. На ставку от 17 тысяч рублей им срочно требуется талантливый работник с двух-трехлетним опытом, в задачи которого будет входить организация мероприятий и разработка методических пособий.

Чем обусловлены высокие заработки отдельных деятелей — просто загадка. Как может молодой замдиректора Платоновского фестиваля Илья Скрипников зарабатывать почти в два раза больше, чем директор знаменитого музея «Костенки» Ковалевский? Именно последний, напомним, находится сейчас под следствием по делу о коррупции — ему вменяют растрату государственных денег. А ведь под руководством Виктора Николаевича фактически возродился этот памятник мировой археологии.

Золотой клуб

Бессменным лидером рейтинга на протяжении последних лет был и остается Михаил Владимирович Бычков. Художественный руководитель Камерного театра и «Платоновфеста» в 2018 году на двух этих позициях получал суммарную зарплату в 240 тысяч рублей.

Михаил Бычков, фото culturavrn.ru.

В таком «блатном» месте, как дирекция Платоновского фестиваля искусств, можно зарабатывать и побольше, что доказывает средний ежемесячный доход директора организации Любови Пристинской. Департамент культуры сообщает, что она зарабатывает 116 тыс. рублей. Неплохо получает и вышеупомянутый заместитель Пристинской Илья Скрипников — 84 тысячи. Обыватель наглядно видит его работу, когда на пресс-конференциях художественного руководителя Илья переключает слайды презентации — труд, требующий поистине самоотречения! Финансирование дирекции Платоновского фестиваля, в принципе, можно назвать исключительно щедрым: на годовую заплату только четверым указанным в документе ведущим сотрудникам области пришлось потратить больше 4,5 миллионов рублей. Заметим, эти люди докладывали региональным властям об убыточности форума. И их — вот беда — даже за это пожурили.

«Дома» у Михаила Бычкова тоже все хорошо — у директора Камерного Олега Ткаченко зарплата приближается к 100 тысячам. Для сравнения: меньше получает худрук воронежской «драмы» Владимир Петров — лауреат всероссийской премии «Золотая маска», человек, который стоит во главе одного из старейших российских театров. О том, какие гонорары Владимир Сергеевич получает за постановки, стоит тактично умолчать. Впрочем, львиную долю денег творцы получают от госзаказа. Российские законы не позволяют правоохранителям при всем желании усмотреть конфликта интересов, даже когда режиссер фактически заказывает спектакль сам у себя. В наступивший «Год театра» постановщики вступили во всеоружии — многомиллионные гранты расписываются один за другим.

Также в лидерах списка оказался директор Воронежской филармонии Николай Попов, месячную зарплату которого департамент культуры оценил в 130 тысяч и 221 рубль. Худрук учреждения Ирина Авралева получает ощутимо меньше — без малого 83 тысячи. Еще меньше достается художественному руководителю знаменитого Воронежского русского народного хора Вячеславу Помельникову — 81,5 тыс. рублей. Значит ли это, что многолетняя работа Вячеслава Николаевича менее значима и ценна, чем труд иных представителей региональной культурной сферы?

Скромность и умеренность

Зарплаты большинства руководителей музеев и библиотек намного меньше приведенных выше цифр. За редким исключением они «обитают» недалеко от рубежа в 50 тысяч. Позитивно на этом фоне смотрятся доходы руководителей, которым злые языки приписывают повышенную личную лояльность руководящему таланту Эмилии Сухачевой. Но это — не больше, чем совпадение.

Эмилия Сухачева. Фото департамента культуры Воронежской области.

Так, директор автономного учреждения культуры «Историко-культурный центр «Дворцовый комплекс Ольденбургских» Елена Клепова расписывается за 77 700 рублей. С другой стороны, ее коллега Ольга Рябчикова, возглавившая художественный музей имени Крамского после ухода Владимира Добромирова, получает заметно меньше — 55 тысяч.

Проходящий по уголовному делу Ковалевский в 2018 году ежемесячно получал меньше пятидесяти тысяч. Покинувшая свой пост 19 апреля экс-директор музея-заповедника «Дивногорье» Марина Лылова — 52 тысячи. А вот директору литературного музея Светлане Деркачевой работа приносила больше семидесяти тыс. рублей. К ней, насколько известно, претензий пока нет. Есть ли тут закономерность?

Слово о «пешках»

Самое время вспомнить, как живут «простые смертные». Несмотря на трудоемкость, работа рядовых сотрудников оплачивается не столь щедро. Не так давно, в 2017 году произошел случай, красочно охарактеризовавший финансовое расслоение, которое поразило культуру, равно как и остальные сферы: 7 июня на одиночный пикет напротив департамента культуры вышла балерина Воронежского государственного театра оперы и балета Наталья Власова.

В руках протестующая держала плакат, лозунги на котором обличали скудный доход, не позволяющий поддерживать комфортный уровень жизни. Танцовщица рассказала воронежским журналистам, что местные балетные артисты недовольны своими зарплатами. Потом ее пригласили в здание департамента и провели «разъяснительную беседу». Вскоре после этого СМИ про Власову забыли.

Пикет балерины Натальи Власовой, 2017 год.

В настоящее время директор театра Александр Арнаутов регулярно ходит в департамент культуры за инструкциями, получает солидную зарплату, и подобных акций при его руководстве больше не происходит.

Действительно, грех жаловаться: судя по сообщению Эмилии Сухачевой, средняя заработная плата работников учреждений культуры Воронежской области в 2018 году превышает среднемесячный доход по региону от трудовой деятельности.

А где же деньги?

Денег всегда не хватает, сколько бы их ни было. Из всех сфер деятельности, наверное, наиболее справедлива эта аксиома именно для культуры. Творцы предпочитают прибедняться, эксплуатируя образ вечно голодного художника. С каждым годом они находят новые инструменты для увеличения заработка, но афишировать это не любят — простые граждане могут не понять.

Финансы в культуре есть. Проблема в распределении ресурсов и непомерных аппетитах отдельных гениев. И эта «болезнь» характерна не только для Воронежской области: пример нашим чиновникам подают старшие товарищи из Минкульта. В какой-то момент они были вынуждены засекретить доходы маэстро Гергиева — слишком уж запредельной стала цифра. 10 мая знаменитый дирижер выступит в Воронеже в рамках традиционного Пасхального фестиваля. Программа концерта не объявлена до сих пор — видимо, слушатель пойдет исключительно на имя.

С грустью приходится констатировать, что вся культура свелась к бюджетной статье. Сферу уподобили кормушке, из которой обильно питаются «особо одаренные». Но по-настоящему одаренных много, а «питаются» единицы.