Жизнь как на иголках

Как потомственная искусница сохранила дело нескольких поколений

17.01.2019 в 11:40, просмотров: 302

Традиционной вышивкой сегодня мало кого удивишь — многие женщины в свободное время от дач и огородов охотно берутся за иглу. И поэтому визит корреспондентов «МК в Воронеже» к жительнице села Октябрьское Поворинского района 71-летней Валентине Гайнутдиновой сначала не таил особой интриги — хозяйка вместе с мужем Владимиром приехала в эти места в 2003 году после того, как вышла на пенсию, всю жизнь проработав «на северах». Здесь же она начала вышивать картины бисером и крестиком. Но судьба нашей героини оказалась такой, что иголка с ниткой сразу же отошли на второй план.

Жизнь как на иголках

Пешком из Германии

О том, что «красиво шить не запретишь», Валентина узнала от своей мамы Екатерины Николаевны еще в детстве. Матушка нашей героини родилась под Киевом, совсем девчонкой на два года была угнана в Германию, где батрачила на трех фермах, хозяева которых передавали ее друг другу как добросовестную работницу.

— Мама много рассказывала мне о своей молодости, — говорит Валентина Евгень­евна, — вспоминала, что кормили немцы неплохо, не обижали, а как и что делать — хозяева сначала показывали сами, причем объясняли все по-немецки. Но мама в школе учила немецкий язык и немного понимала его. Рядом с ней на тех же фермах работали поляки, французы, все они иногда общались между собой. А когда фашистская Германия была разбита, она пешком отправилась домой, дошла до Прибалтики и осталась там работать в военном госпитале, который вскоре на случай войны с Японией был переброшен на Дальний Восток. Там-то она и встретила моего отца — молодого офицера Евгения, и они поженились.

Валентина Гайнутдинова с мамой

В этой семье всегда вышивали все — причем пошло это от бабушки Полины. Бабушка, умершая от туберкулеза в 1935 году, была домохозяйкой, а ее муж — секретарем парткома крупного завода под Киевом.

— Всю одежду для кукол мы всегда шили сами, до замужества шила себе кофточки и платья, — говорит хозяйка. — Сегодня у меня дома среди всех моих работ висит главная картина, созданная моей мамой еще в 1960 году. Конечно, в те годы вышивать было сложнее — не было журналов, современных способов разметки, как сегодня. Но именно та ее работа для меня самая ценная, хотя мои картины, может быть, кажутся интереснее.

Матушка нашей героини Екатерина после того, как вышла замуж за Евгения, решила учиться не вышивке, а настоящему шитью, чтобы стать портной и не только обшивать семью, но и зарабатывать этим — семья моталась по гарнизонам, где она работала то закройщицей, то заведовала мелкими ателье. Иногда начальство посылало ее на курсы повышения квалификации, и в итоге она выросла в настоящего мастера.

…близ Диканьки

Самой ценной вещью в доме Валентины Гайнутдиновой наряду с той самой матушкиной вышитой картиной сегодня является и «ридикюль», как его называет сама хозяйка. А на самом деле — обычная сумочка из кожзаменителя, купленная ее мамой в 50-е годы прошлого века на первые деньги, заработанные именно шитьем верхней одежды на дому.

Примечательно, что эта дамская сумочка имеется даже на старых семейных фотографиях и является теперь полноценной реликвией.

В 1963 году семья переехала на север в тогдашнюю Коми АССР, в городок Нижний Одес, где и прожили почти 40 лет. Матушка работала там сначала закройщицей, а потом заведующей ателье, иногда для настроения она вышивала крестом небольшие картины. Валентина, получившая финансовое образование, трудилась экономистом на разных предприятиях. В 1967 году вышла замуж за Владимира, родились дети.

А в 1988 году мама нашей героини вышла на пенсию и решила вернуться на Украину, причем осела в знаменитом гоголевском селе Диканька, где продолжала шить на дому. Делала это так здорово, что заказчики приезжали к ней из Полтавы за 30 километров.

А в 2003 году после выхода на пенсию Валентины Евгеньевны семья Гайнутдиновых стала подумывать о том, как бы уехать с севера, но не на Украину, а в центр России.

— Наши соседи еще раньше уехали оттуда и осели здесь — в Поворинском районе, — говорит Валентина Евгеньевна, — вот и мы с мужем подтянулись сюда. Когда после многолетней работы выходишь на пенсию, сразу не знаешь куда себя деть, чем бы заняться. Понятно, что есть немного земли, сад с огородом, но это все весенне-летние заботы, а что делать зимой? Так я и вспомнила частично утраченные навыки из своего детства.

Искусство метать бисер

Вот уже 15 лет супруг Валентины Евгеньевны Владимир по несколько раз в месяц ездит в Борисоглебск исполнять наказы своей жены о толщине, размере и цвете ниток или бисера, который он закупает оптом для ее будущих работ. За все эти годы Валентина Евгеньевна вышила более 20 картин — бисером и крестиком. Некоторые отправились в дома трех ее детей, некоторые украшают стены уютного дома.

Особенно удаются мастерице осенние пейзажи, которые она может видеть из окна своего дома в селе Октябрьском. Совсем рядом — Хоперский заповедник, чуть в стороне — лесхоз, недалеко протекает Хопер. В общем, «натуры» — хоть отбавляй.

— Конечно, мне бы очень хотелось работать, не привязываясь к готовым рисункам, — говорит она, — но для того чтобы вышивать картины по собственным сюжетам, надо сначала увидеть их, потом нарисовать на бумаге, затем просчитать цвета будущей работы. А я еще не дошла до такого уровня — здесь все-таки нужно быть профессионалом, а я пока — любитель.

Самая удачная, на ее взгляд, работа — обычный осенний пейзаж. Он вышит бисером и примечателен тем, что на полотне размером примерно 80х40 сантиметров не осталось ни одного пустующего кусочка ткани — вся она занята бисеринками, которых, по оценке хозяйки, тут уместилось не менее трех тысяч.

Конечно, хотелось бы Валентине Евгеньевне выполнить какую-то из своих работ вместе с бабушкой Полиной или с мамой Екатериной Николаевной, которой не стало в 2016 году. Но и тот факт, что сегодня мастерица в какой-то мере продолжает дело своей семьи, вдохновляет ее на поиски сюжетов для своих будущих работ.