В Воронеже вынесен приговор по делу о смертельном столкновении двух катеров

Можно ли пьяным кататься по водохранилищу

04.04.2018 в 13:57, просмотров: 825

На прошедшей неделе Центральный райсуд Воронежа вынес приговор по громкому делу о столкновении на воронежском водохранилище двух катеров, когда пять человек были ранены и один погиб. Трагедия произошла около двух часов ночи 31 июля 2016 г.

В Воронеже вынесен приговор по делу о смертельном столкновении двух катеров
Разбитый катер Stingray. Фото ГУ МЧС РФ по Воронежской области.

Небольшой катер Stingray с тремя мужчинами и тремя женщинами на борту сначала катался по акватории, потом остановился у набережной Массалитинова между Северным и Чернавским мостами. Мотор заглушили и стали «расслабляться». И тут в них на скорости около 60 км/час влетел другой катер Crownline, размером побольше. После столкновения владелец Crownline не стал вызывать «скорую» или службу спасения и с места происшествия смылся. Муж пострадавшей в аварии сообщил, что раненые смогли позвонить в МЧС только через полчаса, когда пришли в себя.

Пострадали все, кто был на Stingray. 35-летняя ростовчанка Александра, которая приехала в гости к своей воронежской подруге Валерии, оставив дома мужа и 10-летнего ребенка, скончалась сразу, остальных увезли в больницу с травмами разной тяжести. Двух человек, Валерию и Владислава, 22 и 29 лет, подключили к аппаратам искусственного дыхания и несколько месяцев возвращали к жизни.

Капиталы любят море

Сразу после происшествия начались правоохранительные странности: виновника аварии долго не могли установить, и владельца катера, удравшего с места катастрофы, не считали подозреваемым в преступлении в связи с недостатком на то оснований. Родственники пострадавших сами выяснили, что владельца того катера, стоимостью около 4 миллионов рублей, зовут Сергей Минаков и что он официально числится безработным.

Нашли господина Минакова через сутки. Он заявил, что был трезв и не заметил, как в хлам разбил другой катер и нанес тяжелые травмы шести его пассажирам.

Следствие шло долго, подробности его публиковали СМИ и бурно обсуждали в соцсетях. Причем обсуждавшие разделились на два враждебных лагеря: одни считали, что порядочная женщина не станет бухать ночью на катере в компании мужчин, а другие с христианским милосердием отвечали, что не судите, да не судимы будете, и жалели убитую и тех, кого пытались спасти врачи.

Родственники пострадавших сообщали, что господин Минаков уже предложил им материальную и моральную компенсацию — «знак доброй воли, благотворительность, безвозмездную помощь просто из жалости». Одновременно в СМИ и соцсетях шла кампания по сбору средств на лечение пострадавших. К февралю 2017 г. для покалеченной Валерии собрали около миллиона рублей и 600 тысяч уже потратили. За две недели в подмосковной больнице пришлось заплатить около 250 тысяч, но здоровье ее особо не поправилось. Ее родственники сетовали, что собранных денег по-прежнему недостаточно: ей предстоят многочисленные операции по восстановлению опорно-двигательного аппарата и реабилитация для возвращения к привычной жизни.

В соцсетях продолжались призывы не оставаться в стороне и помочь деньгами пострадавшим. Многие помогали и выражали уверенность, что виновный в аварии установлен не будет: мол, если человек не хочет сидеть, правоохранительные органы бессильны. А циники утверждали, что пострадавшие и сами виноваты.

Зачем вы, девочки?..

Весной 2017 г. Валерию перевезли в столичную Юсуповскую больницу, пребывание в которой обходится примерно в 25 000 руб. в сутки, и родственники сообщали, что Валерия потихоньку двигает руками и начала заново осваивать соцсети. Ей можно написать в «ВКонтакте», и она с помощью близких постарается по возможности ответить на все сообщения, рассказывал ее муж.

В июле врачи оценивали состояние Валерии как средней тяжести, а родственники уточняли, что речь ее стала менее заторможенной, но память не восстанавливается, и без операций двигательные функции не вернуть. Сама Валерия на своей странице в «ВКонтакте» благодарила людей за поддержку деньгами и просила помочь еще.

А комментаторы по-прежнему были непримиримы: одни продолжали скидываться на операции, другие цинично прогнозировали, что если девушка освоила соцсети, то со временем сможет снова бухать по ночам с мужиками на катере: мол, на странице пострадавшей на фото — одни пьянки-гулянки. Может, лучше помочь больным детям?

И про погибшую ростовчанку рассуждали двояко: вроде по-человечески и жалко ее, но, имея маленького ребенка и супруга, участвовать в ночных покатушках с мужиками...

В августе Московское следственное управление на транспорте СК определило, наконец, виновников смертельной аварии и направило в суд уголовное дело по ч.2 ст.268 УК РФ («Нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта, повлекшее по неосторожности смерть человека» — до 4 лет лишения свободы). Обвинение предъявили обоим владельцам катеров: Антону Рудометову 28 лет (Stingray) и Сергею Минакову 45 лет (Crownline).

Громкий общественный резонанс этого дела дал в том августе такое эхо: Московское СУ на транспорте СК РФ возбудило уголовное дело против одного из владельцев катеров. Он решил подработать и катал желающих по воронежскому «морю». 19 августа в его катер сели желающие покататься. И оказались «контрольной закупкой», хоть и пьяной. Продавец не только не выдал им спасательные жилеты, но и разрешил одному из пьяных порулить катером. За что и схлопотал большие проблемы.

А «ВКонтакте» продолжался сбор средств для Валерии.

В октябре Центральный райсуд Воронежа начал рассмотрение дела о столкновении катеров. Зампрокурора Воронежской транспортной прокуратуры Виталий Бавыка огласил обвинение: Stingray не включил сигнальные огни, а владелец Crownline, «допуская преступную небрежность, проявил невнимательность и не увидел маломерное судно».

Водители катеров признали вину. Защита Минакова просила вернуть в прокуратуру дело на доследование, поскольку в обвинительном заключении допущены ошибки: там упоминается пассажирка Stingray Татьяна, которая при аварии получила «незначительные» травмы — сломала нос; ее надо бы исключить из списка потерпевших. Суд в удовлетворении ходатайства отказал.

Пострадавшего Владислава мать привезла в суд на инвалидной коляске. У него была нарушена речь, и его показания огласил гособвинитель. Представитель Владислава заявила иск о компенсации морального вреда с Сергея Минакова — 2 млн рублей; к Антону Рудометову претензий не было. Минаков ответил, что предлагал компенсировать ущерб до суда, но счел сумму завышенной, и что взыскивать моральный ущерб надо и со второго обвиняемого.

Адвокат Минакова предложил установить общую сумму ущерба и выяснить, какую часть компенсировал Рудометов, выделить гражданские иски в отдельное производство и приобщить к делу заявление о примирении с отцом пострадавшей Валерии.

В ноябре сестра ставшей инвалидом Валерии объявила, что сбор средств на дорогостоящую ее реабилитацию после ряда операций вновь открыт: после осеннего курса в московской клинике у нее появился шанс снова встать на ноги. Валерия может ходить, хотя и с поддержкой, но память к ней так и не вернулась, она чувствует себя одинокой и обузой для родных. Пожертвования можно переводить на карту ее матери. Семья надеется, что скоро она сможет сама поблагодарить всех, кто не остался безучастен к ее судьбе.

В январе этого года СМИ сообщили, что у Валерии открылся талант поэта, и на своей странице в соцсети она выложила стихи; мол, в них много искренних и сильных чувств. Ну, например:

С Новым Годом поздравляю,

Счастья, радости желаю.

Звон бокалов, елка, смех,

Свечи, подарки и успех.

Пусть будут рядом близкие, родные

Чтоб не считали себя ненужными, чужими.

Эта поэзия подействовала, хотя и не на всех, циники продолжали рассуждать о девушках, пьющих ночью с мужиками на водохранилище. Однако большинство добросердечно жалело девушку и стихи ее хвалило.

Условная неотвратимость

Центральный райсуд Воронежа признал обоих обвиняемых виновными. Владелец Stingray получил три года условно и на тот же срок лишился права управлять маломерными катерами. А владельца Crownline вообще освободили от ответственности в связи с примирением сторон: он возместил пострадавшим материальный и моральный ущерб.

То есть, труп и инвалиды есть, а преступления как бы и нет. В стране нашей это стало традицией: убитым и покалеченным жизнь и здоровье уже не вернуть, а деньги по нынешним временам наверняка пригодятся их родственникам.

Приговор вызвал финальную вспышку комментариев в соцсетях — о справедливости и морали, о правосудии и о том, что «есть и божий суд, наперсники разврата». Что по сравнению с водителями на дорогах доля пьяных на катерах на порядок выше...

Вспоминали резонансное дело в мае 2015 г., когда катер с пьяной компанией врезался в опору железнодорожного моста у санатория имени Горького и сгорел; водитель и двое его пассажиров погибли.

2015 год. Катер с пьяной компанией врезался в опору железнодорожного моста. Фото moe-online.ru.

А ведь тогда в области движение на катерах было запрещено в связи с нерестом рыб! Выяснилось также, что судно снято с учета 8 лет назад, что у погибшего водителя, бизнесмена 50 лет, обнаружено в крови 2,1 промилле (то есть, пьян был он в хлам!), и что сотрудники ГИМС и рыбинспекторы уже не раз ловили его за пьяное управление катером и отсутствие документов на судно.

Презрение «расслабляющихся» на воде к законам было высочайшим! А последствия могли оказаться тяжкими: рядом на байдарочной базе занимались ребятишки из детской спортшколы, а за пару минут до взрыва катера под мостом проплывала группа байдарочников.

Но карать было некого, и уголовное дело о гибели трех человек было прекращено в связи со смертью подозреваемого.

В соцсетях, по обыкновению, хватало и злобных циников: да пусть бы, мол, все эти пьяные уроды поубивались и на воде, и на суше, лишь бы не гробили невиновных! А другие были уверены: если б пьяный бизнесмен тогда убил пассажиров, а сам остался жив, реальная отсидка вряд ли бы грозила ему — в связи с неизбежным «примирением сторон». И не сомневались, что в нынешней системе вертикали такое «примирение» — главная альтернатива справедливости и закону на ближайшие годы.