Почему мэрия не хочет убирать город

Передадут ли часть городских полномочий в частные руки?

03.02.2016 в 12:34, просмотров: 2491

На днях подруга из Красноярска с утра пораньше по скайпу решила меня пожалеть. «Бедные вы бедные, у себя там, в Воронеже!»- запричитала она. Мы отстаем от Красноярска на 4 часа, я в то утро еще не успела выйти на улицу, и потому испугалась: что еще такого у нас могло произойти?

Почему мэрия не хочет убирать город
Типичная картина для миллионного города (фото редакции)

Оказалось, моя подруга смотрела новости на одном из федеральных каналов, и увидела в сюжете наши огромные лужи, и воронежцев, тщетно пытающихся их перепрыгнуть. Подруга удивилась отсутствию бурной реакции с моей стороны. «Как же вы с этим справляетесь? – не унималась она, - у вас что, город совсем не убирают?»

Погодные катаклизмы сделали нынешнюю зиму суровым испытанием для многих. В период с 21 по 27 января, по данным областного департамента здравоохранения, госпитализировано 111 человек, получивших травмы, связанные с погодными условиями. 96 из них стали жертвами гололеда.  Улицы и дворы находятся в безобразном состоянии, месиво из грязи и подтаявшего снега перемежается с  потоками воды и травмоопасными участками льда. И эта картина типична для миллионного города.

Сегодня мэрия готова расписаться в своем полном нежелании заниматься этим вопросом. Если снег еще худо-бедно расчищали, чтобы хоть как-то расшевелить многокилометровые пробки, то с гололедом борьба не ведется вообще. То, что люди ломают себе руки-ноги, так это их проблема: аккуратнее надо ходить, под ноги глядеть. В ближайшем будущем администрация собирается выставить на торги весьма лакомый лот: 400-миллионный контракт на уборку улиц. То есть, город желает снять с себя эти обязательства, разогнать комбинаты благоустройства и отдать бюджетные деньги на освоение частникам.

Казалось бы, какая разница, кто будет убирать город? Лишь бы делалось все хорошо и вовремя. Да и кто сказал, что у частников результат будет хуже? Но это только на первый взгляд. На второй все куда сложнее. Пока уборка города является функцией власти, власть отвечает и за результат. Причем, независимо от того, какие погодные условия и катаклизмы преподносит природа. А случись в городе ураган? Или еще какое-то стихийное бедствие, требующее авральных, сложных работ? Что тогда будет делать наш частник-уборщик? Ни один контракт не предусмотрит нештатной ситуации и не рассчитает заранее ее стоимость.

«Есть сферы, которые ни при каких обстоятельствах нельзя отдавать в частные руки, - считает глава города с 2004 по 2008 год Борис Скрынников, - это водоснабжение, теплоснабжение и уборка города. У частника только один мотив – желание как можно больше заработать. И иметь как можно меньше ответственности. Эффективное привлечение частных структур возможно лишь в том случае, если будет жесточайшая конкуренция. Тогда организации будут и снижать цены, и улучшать качество работ. Но если речь идет о каком-то «карманном» бизнесмене, то можно не сомневаться, что это делается не для города, не пользы горожан, а в интересах бизнеса».

Говорят, по качеству дорог можно судить о коррумпированности местной власти. Чем хуже дороги, тем выше, стало быть, откаты. По чистоте улиц судят о власти вообще. О том, есть она или ее нет. Создается впечатление, что нынешняя воронежская власть сильно устала и просто не хочет работать. Тонны грязного снега, раскатанные улицы, глыбы льда – все это требует столько усилий, столько труда! А люди такие неблагодарные: ругаются, когда стоят в пробках, матерятся, когда ломают ноги на гололеде. И все им, капризным, власть виновата. Видимо, воронежский мэр придумал, как раз и навсегда решить проблемы недовольства населения. Чтобы тебя не ругали за плохую работу, надо не работать. Вот так все просто. И почему до сих пор ни один градоначальник до этого не додумался?

Александр Гусев, по всей видимости, решил довести функционал мэра города до того идеала, какой видится лично ему. Начал он свою трудовую деятельность на главном городском посту с повышения зарплаты себе лично, потому как с переходом из областного правительства какие-то суммы потерял. Теперь мы замечаем, как мэрия брезгливо стряхивает с себя насущные заботы о чистоте города. Какая неотъемлемая функция городской власти будет сброшена следующей? Их немало, этих функций. Если пару-тройку еще отбросить, работа мэра станет идеальной, несбыточной мечтой лодыря - много получать и ничего не делать.

Помнится, мэр Ковалев вставал с петухами, и в шесть утра начинал обходить городские улиц, рынки и прочее. И никто не знал, куда отправится глава на следующий день. Чиновники трепетали, ожидая ежедневной инспекции, потому что если что не так, получали по мозгам мгновенно, на ежеутренней планерке.  И мэр Колиух не гнушался в резиновых сапогах топтать жижу в канаве, когда рвануло трубу на Антонова-Овсеенко. Никогда работа мэра не считалась легкой, никогда не подразумевала расслабленного отношения. Зачем же, спрашивается, нам навязывали лозунги про то, что Воронежу нужен крепкий хозяйственник? Оказывается, не нужен.  Работа главы целенаправленно доводится сейчас до роли некоего менеджера по организации бизнес-проектов. Работа чистая, непыльная, высокодоходная. Одно хорошо, что все-таки временная.