Эфирные помехи

Рен-ТВ Воронеж закрывается

11.11.2015 в 11:26, просмотров: 2853

Переход к цифровому телевидению фактически поставил крест на аналоговом вещании. В 2016 году ожидается, что с телеэкранов Воронежа и области исчезнет «РЕН-ТВ Воронеж».

Эфирные помехи

Медиа-площадка, впоследствии ставшая известной как РЕН-ТВ, в начале девяностых именовалась просто - «4 канал». Это было типично «местное телевидение». Небогатое и незатейливое. Но задиристое,  искреннее, живое. Его смотрели, не обращая внимания на скудость студийных интерьеров и повседневность нарядов ведущих. «4 канал» всегда  спешил на помощь, если звали. На «4 канал» приходили с точкой зрения, которую нигде больше не дадут высказать. 

«Мы одни из первых стали сотрудничать с властью, – рассказывает Сергей Насонов, директор и учредитель канала с 1993 по 2011 год, - но мы выстраивали отношения таким образом: давали объективную информацию, а власть, если не согласна, имела возможность донести до зрителей свое видение проблемы. Никаких восхвалений, замазывания недостатков в работе органов власти у нас не было. А вот критика была, и негативная информация о работе властных структур тоже была. Но на нас не обижались. Нас только просили, чтобы представители органов власти имели право на ответ. Ради того, чтобы создать полностью объективную картину, мы шли на это. То есть, была официальная позиция, и неофициальная, у нас выступали и оппозиционные политики, и люди, которые не согласны с решениями, которые принимает власть. Обязательным мы считали выслушать мнение народа, очень популярны были прямые эфиры, в которых телезрители задавали неудобные вопросы высшим чиновникам. Многие проблемы, кстати, удавалось решить именно благодаря публичным дискуссиям, спорам, участию в них большого числа зрителей».  

В двухтысячных телеканал РЕН-ТВ был уже единственной в области площадкой, где оказалась возможна свободная тележурналистика. В эфир могла попасть любая тема, какой бы острой она ни была, программы выходили полемичными и злободневными. При этом с экрана не лились потоки черного пиара. Зрители верили своему любимому каналу, уважали его за объективность, и рейтинги только подтверждали это.

Телевидения того образца сегодня в Воронеже нет. Но «РЕН-ТВ Воронеж» закончился задолго до того, как в стране решили перейти к цифровому вещанию. В 2011 году Сергей Насонов, вдохновитель творческого коллектива, бессменный директор и учредитель канала, покинул свой пост. На федеральном уровне в это время менялись собственники, менялись позиции и видение того, каким должно быть местное телевидение, сокращалось местное время вещания.

С приходом на должность директора Константина Котелкина телеканал – не в одну минуту, конечно, - но довольно стремительно стал видоизменяться. Начался коллективный отток профессиональных кадров. Стали уходить телеоператоры, видеоинженеры, менеджеры, штатные журналисты и ведущие эфирных проектов. Пять человек, десять, пятнадцать… Есть такое мнение, что телевидение может делать, кто угодно.  Что тут не нужно быть профессионалом, любой может справиться. Практика не раз показывала, что это мнение глубоко ошибочно.  Что телевидение, во главе которого стоит кто угодно, будет чем угодно, но только не телевидением. Профессионалы, проработавшие на канале много лет, очень остро почувствовали это и ушли. Молодежь, пришедшая им на смену, постигла та же «текучка». Они стали уходить, так и не успев ничему научиться. Неизбежно возникли технические сбои: то звук в студии пропадет,  то картинка появится не вовремя, то сюжет в новостной эфир идет не тот…  Словом, учебный комбинат, да и только.

Но главной ошибкой нового директора Константина Котелкина стало то, что он так и не понял, что такое местное телевидение. А между тем у него есть своя, очень четкая специфика. Ни один местный канал не может соперничать с федеральным вещанием по части развлекательным программ, ток-шоу и тому подобного. У местных студий нет на это возможностей и средств. Но у местного телевидения есть то, что не доступно федералам - оно рядом. Оно должно  приходить на помощь, когда все другие способы достучаться исчерпаны. Когда власть слепа и глуха, когда депутаты безразличны, люди рассчитывают на телевидение, как на последнюю инстанцию. Люди уверены, что оно придет на помощь, оно все честно расскажет и покажет. Местное телевидение – это верный друг, помощник, товарищ. И даже скорая помощь иногда. Если местное телевидение теряет эту свою функцию, оно теряет аудиторию. Посмотреть детектив, сериал, ток-шоу или передачу про интерьеры человек может и на федеральном канале, там это будет сделано качественно. Выхолощенное, беззубое местное телевидение становится никому не нужным.

Постепенно из эфира РЕН-ТВ пропали острые темы, стала невозможной полемика, испарился критический взгляд на вещи, исчезла объективная картина дня. Телевизионный эфир повис как капля в безвоздушном пространстве, не имеющем ничего общего с  реальной жизнью. Новое руководство стало большое внимание уделять «упаковке». Появились новые заставки, новые элементы дизайна, всякие приятные штучки-дрючки. Но вскоре стало очевидным, что упаковывать в эту тару нечего. В яркой черно-оранжевой коробочке пустота.

Самое смешное в том, что воронежская власть вряд ли скажет директору особое спасибо за ту лояльность, которая стоила телеканалу аудитории. Одно дело, когда власть создает свои СМИ, финансирует их и требует полного подчинения задуманной концепции. И совсем другое дело, когда у руководства какого-то  СМИ священный трепет перед фамилиями сильных мира сего существует сам по себе. Не потому что этого требуют, а потому что так руководитель  видит свое место в окружающем мире. В этом есть свой подвох:  власть имущие зрят выше согнутых в поклоне спин. Они никогда не заглядывают в лица обслуживающего персонала. Или забывают их в ту же минуту.

Медиарынок периодически видоизменяется. О «4 канале» образца 90-ых или 2000-ых годов будут вспоминать. О Рен-ТВ сегодняшнем вряд ли. Во-первых, некому. Во-вторых, не о чем. В принципе, технической причины могло и не быть.