Светлана Ходченкова: «Я на своей красоте не помешана»

Девушка с синдромом отличницы

На прошлой неделе в Воронежском концертном зале столичные актеры показывали воронежцам комедию ошибок «История любви», поставленную Дайнюсом Казлаускасом по пьесе Жеральда Сиблейраса. Светлана Ходченкова, Александр Устюгов, Петр Красилов и Анна Уколова блистательно разыгрывали на сцене современные истории на вечную тему. Билеты на спектакль были распроданы задолго до приезда артистов – в зале наблюдался переаншлаг. 

Девушка с синдромом отличницы

История о том, как случайная встреча перерастает в бурный роман, как из-за одной нелепой лжи все перерастает в один большой обман… История о том, что нынешнее поколение 30-летних все больше подменяет искренние живые чувства виртуальным общением, смайликами вместо улыбок и поцелуями по скайпу. Многие почувствовали себя на месте героев и вспомнили свои давно забытые чувства, окунувшись в переживания юных лет, когда дурманил аромат сирени, когда ты закрываешь глаза на все промахи и ошибки… В спектакле хватало всего – и романтизма, и грусти, и иронии…

После спектакля корреспонденту «МК» удалось немного пообщаться со Светланой Ходченковой.

— Светлана, вы стали популярной после того, как снялись у Станислава Говорухина в картине «Благословите женщину», где предстали в образе пышнотелой русской красавицы Веры. Я слышала, что, когда вы сильно похудели, Говорухин больше не предлагал вам ролей…

— Нет, он предлагал. Просто я не подошла для его фильма «Пассажирка». Причина в том, что в картине определенная эпоха, во времена которой женщина в принципе не могла выглядеть такой субтильной, какой стала я. На меня надели корсет и все поняли, что по внутреннему содержанию я подхожу, а вот внешне выгляжу достаточно комично. Поначалу мне было обидно, а потом проявились другие проекты, которые перекрыли эту обиду.

Но вот недавно мы с ним снова «схлестнулись» на съемочной площадке. Как раз только что закончили с ним картину по рассказам Довлатова – «Конец прекрасной эпохи» называется. Это история журналиста и писателя, который не может найти свое место в жизни. За прямоту суждений и неординарный характер его вынуждают переехать из Ленинграда в Таллинн, где он устраивается работать в местную газету, где я оказываюсь редактором…Это 60-е годы. В картине будет и романтика, и любовь, но это не мелодрама. Фильм полнометражный, выйдет, думаю, в следующем году.

— Вы несколько раз снимались в Голливуде. После этого в России к вам возрос интерес?

— Да, честно говоря, нет. По большому счету, ничего не изменилось. Ну разве что восприятие зрителей: о, она касалась Хью Джекмана! Хотя все эти поцелуи для меня ничего не значат – это обычный рабочий процесс. Он актер, я актриса…

— А вообще часто читаете, что пишут о вас поклонники, журналисты?

– Я не захожу ни на какие форумы, ничего о себе стараюсь не читать. Слушаю только то, что говорят мои близкие.

— Помимо работы у вас есть какие-то увлечения?

— Работа — главное мое увлечение. И она дает возможность многому учиться… Танцы, пение, акробатические этюды на шесте… Вот это и есть мои увлечения на тот или иной период жизни.

— Светлана, а какой вы были в детстве?

— Как все дети. Любила в куклы играть, по деревьям лазила с мальчишками. А деревне любили лазить за яблоками к соседям…

— Секретом красоты поделитесь?

— Какого-то особого секрета нет. Это обычные процедуры по уходу за собой, за волосами… Стараюсь регулярно делать маски для волос, посещать косметолога… Пару раз в месяц – обязательно. Потому что постоянные съемки, гастроли, перелеты, недосыпы, конечно, сказываются на внешности...

– Я читала, что вы не очень любите сладкое, категорически не едите мясо, а только суши и морепродукты…

– Как часто про меня пишут неправду, и это меня до сих пор удивляет. Сладкое я люблю, к примеру, обожаю торт «Наполеон».

– Какой самый нелепый слух про себя читали?

– Гадостей пишут очень много, даже не перечесть. Но помню, что много лет я очень болезненно реагировала на то, что у меня был роман с Говорухиным. Это был самый первый и самый нелепый слух. Я поначалу постоянно плакала, злилась и прибегала жаловаться к Станиславу Сергеевичу с предложением подать на журналистов в суд. Люди-то верят в написанное, и потом обсуждают это. Глупые! Почему-то никто не верит в какие-то судьбоносные вещи. Да и молодым актрисам проще ответить на вопрос: «Почему не я, а она», «уложив меня к кому-то в постель». Так проще смириться с собственными неудачами.

– Вы же, насколько я знаю, чисто случайно попали и в театр, и в кино?

– Абсолютно, и очень горжусь этим! Я поступала сама, без знакомств и связей.

– Девушка с синдромом отличницы?

– О да, это у меня со школы. Я была близка к золотой медали. Всегда была отличницей.

– А ваша модельная внешность не мешала учебе?

— Я тогда вообще об этом не думала, да и сейчас на своей красоте не помешана.

– Вы же лет с 15 работали моделью?

— Да. Просто тогда хотелось избавиться от многих комплексов, и мне это помогло. Я была очень стеснительная, не могла двух слов связать. Была у меня такая социофобия. Я боялась людей, боялась просто подойти и заговорить, мне страшно было на улице спросить время или дорогу. Модельная жизнь как-то дисциплинирует, взрослит. К тому же пришлось много времени поработать за границей, одной без мамы – сначала три месяца во Франции, а потом полгода в Японии. И это дало свой результат. По маме, конечно, очень скучала…

– А почему решили порвать с модельной карьерой?

– Я понимала, что это не навсегда, что это несерьезно… И нашла себе самую серьезную профессию! Мама, кстати, не знала, что я поступаю, потому что на тот момент я училась в одном, потом в другом институте. Изучала маркетинг, экономику… И, когда все бросила и подала документы в театральное, маме, естественно, ничего не сказала. Сообщила, когда на руках был студенческий билет. Мама была в шоке. Она считала, что я брошу и актерство из-за своей ветрености и непостоянности. Думала, поучусь месяца два, как в предыдущих институтах, и буду дальше искать себя. Но я как-то увлеклась этим делом, и до сих пор не жалею.