Академия искусств – не место для всяких муз!

С фасада вуза исчезла известная всему городу скульптурная композиция

14.08.2013 в 12:21, просмотров: 1818

Ну, наконец-то! Началось! За разговорами о выработке новой «культурной политики региона» последовали конкретные шаги. 

Академия искусств – не место для всяких муз!

Шаги того человека, который и был сравнительно недавно призван в наш благодатный край, чтобы разобраться с изрядно застоявшейся «культурной средой». Речь об Эдуарде Боякове, возглавляющем теперь Воронежскую государственную академию искусств. И ста дней не провел новый ректор в своей должности, а облик вуза (в прямом смысле) уже претерпел значительные изменения: с фасада здания демонтирована скульптурная группа «Муза», парившая над входом почти четверть века. В «редизайн» не вписалась, значит.

На исчезновение привычной фигуры незамедлительно отреагировали воронежцы, заполонив различные интернет-ресурсы высказываниями, смысл которых сводится к словам «позор» и «вандализм», а скульптура именуется не иначе как «символ академии» и «произведение искусства». И тут невольно вспоминаешь, что добрую половину своей истории институт искусств, как он тогда назывался, работал без всякого символа. И ничего – хорошие кадры готовил, имена некоторых выпускников тех лет теперь известны всей стране. Но где-то в конце 80-х - начале 90-х, когда экономическая обстановка в стране начала ухудшаться, сокращалось финансирование, стали задерживать зарплаты и стипендии, над входом в вуз взгромоздилась эта самая Муза. «Что за ужас? Деньги некуда девать?», – возмутились мастера искусств. Тогдашний ректор В.В. Бугров успокоил: мол, скульптурная композиция предусмотрена проектом здания, за нее давно заплачено, просто на изготовление и установку ушло несколько лет. «Все равно ужас…», - упрямились мастера, но уже шепотом. Фигуру так и прозвали «Ужас, летящий на крыльях ночи». Говорят, первое время редкие в тех местах прохожие (вуз тогда стоял на пустыре) с непривычки в сумерках пугались и вскрикивали…

Прошли годы, теперь никто не пугается, более того – привыкли, считают символом и чтут. Подобных примеров, надо сказать, немало. Вот и вокруг красной пирамиды у памятника Славы страсти улеглись, а сколько шуму было? А коль завтра захотят демонтировать – уверен, защитники и у этого сооружения найдутся. Но это так, к слову. Вернемся к Музе. Можно бесконечно спорить о художественной ценности данной скульптуры, но то, что автор Александр Мельниченко вложил в ее создание талант и душу – сомнений не вызывает. Уважаемый скульптор сделал для нашего города неизмеримо больше, чем нынешний ректор Академии (во всяком случае – пока). И варварски уничтожать его работу, даже заручившись поддержкой ученого, с позволения сказать, совета – недопустимо. Сам собой напрашивается вывод: уважаемые господа, прежде чем спорить о путях совершенствования культурной среды Воронежа и искать подходящее место для придания ей «нового импульса», может, неплохо бы научиться простой вещи – не обижать художника, уважать человека-творца? Уважать и беречь. Ведь до чего дошло: пока эксперты, собранные спасителем местной культуры Бояковым, решают, как нам веселиться дальше, в Воронеже пару месяцев назад случилось маленькое событие: ушел из жизни Юрий Платонов – заслуженный артист РСФСР, блиставший на воронежских и столичных подмостках, снявшийся в десятках советских фильмов. Ушел тихо, в нищете. За гробом шли 2-3 человека, ни строчки соболезнования от властей – им некогда, у них «борьба за культуру». Ну и сколько еще нужно провести круглых столов, чтобы понять, что дальше ТАК нельзя?!!

…Одно не ясно: что новый ректор предложит взамен? Ведь место Музы (простите за неловкий каламбур) пусто не бывает. Учитывая, что имя господина Боякова в последнее время нередко связывают с печально известной ПКР («Пермской культурной революцией»), можно было бы использовать накопленный в Прикамье «художественный» опыт: либо название академии на фасаде дровами выложить, либо водрузить над входом человечка без головы. Кого бы он символизировал, думаю, догадаться нетрудно.