Реформирование или добивание науки?

17.07.2013 в 13:55, просмотров: 2545

Главным событием в российской науке последнего времени стали грядущие реформы РАН и других государственных академий. Российская наука вобрала в себя как остатки советского позитива, так и негатива за период после распада СССР. С РАН уже давно надо было что-то делать, как-то менять сложившуюся ситуацию. Научный потенциал ее упал, в том числе по причине старения академиков и ведущих ученых. Самим академикам (большинству из них) перемены не нужны, возраст не позволяет заниматься реформами. А чиновники из правительства по традиции начинают гнуть несистемную линию перемен лишь в одной части науки — академической. 

Реформирование или добивание науки?

Не только РАН сдала свои некогда высокие позиции в мировой науке, не лучшее положение с качеством и у вузовской науки, как и отраслевой. Публикаций множество, изобретений, патентов тоже, а для практики пригождаются из них совсем немногие.

Возьмем, для примера, отдачу от науки регионов в виде собственных передовых технологий (диаграмма). В Воронежской области в 2012 году число разработанных передовых производственных технологий составило девять, снижение за год вдвое. В Белгородской области — 19; в Калужской — 42; в Ярославской — 18; в Московской области — 68.

В Воронежской области местные разработчики за год добавили всего полпроцента к действующим передовым технологиям, которые в подавляющем большинстве импортные или куплены в других регионах. В среднем по России за 2012 год добавилось 0,7% собственных передовых технологий к их общему числу. Воронежские разработчики сработали чуть хуже среднего в РФ по этому показателю, хотя и ненамного. Очень низкая годовая добавка и российских, и воронежских разработчиков в передовые технологии.

При этом численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками, в Воронежской области в 2011 году составила 14106 чел., в Калужской области — 10422 чел., в Белгородской области — 1198 чел. Как видим, у калужан и белгородцев производительность труда по этому показателю эффективности науки в разы выше, особенно у белгородцев.

В рейтинге субъектов РФ по числу созданных (разработанных) передовых производственных технологий Воронежская область за 2012 год на 31 месте, а верхние позиции занимают регионы с развитой промышленностью и диверсифицированной экономикой, которые и создают спрос на передовые технологии. На первом месте находится Санкт-Петербург, далее идут Москва, Свердловская, Московская, Нижегородская, Челябинская, Иркутская области, Татарстан, Калужская область, Красноярский край, Новосибирская область.

В субъектах РФ — лидерах по собственным передовым технологиям — эффективнее прикладная наука и повыше спрос на них со стороны промышленности. За счет этих регионов собственное производство передовых технологий выросло в РФ с 2000 года примерно вдвое. В Воронежской области по этому показателю за последние 12 лет имел место застой. А в 2012 году произошло резкое снижение разработанных передовых технологий примерно вдвое.

В целом имеют место следующие тенденции: экономически сильные субъекты РФ производят собственные и покупают несобственные передовые технологии, опережая более слабые в промышленном отношении регионы. Для сравнения: в Воронежской области в 2012 году использовалось 1666, в Калужской –2094, в Белгородской — 1614передовых технологий. А эти регионы по численности населения заметно уступают Воронежской области.

Пример Калужской области показывает, что небольшой регион с развитой обрабатывающей промышленностью (у области лидерство в России по отгруженной промышленной продукции на душу населения) способен поддерживать уровень научных исследований и разработок на сравнительно высоком уровне. Пример же Белгородской области показывает, как при небольшой численности разработчиков можно организовать их работу с гораздо большей производительностью и эффективностью труда, чем в регионах с традиционными, порой устаревшими научными школами, знаниями и опытом.

В традиционных научных центрах, за малым исключением, доживают свой век пожилые исследователи и разработчики, которые свою креативность давно оставили в прошлом. Причем институты РАН тут не исключения, а скорее наглядный пример.

При анализе ситуации с РАН ощущаешь чувство безвыходности. С одной стороны, академии наук — не дома для престарелых, пусть и уважаемых людей. С другой стороны — разрушить до основания легко, а создавать заново придется десятки лет. И совсем нет уверенности в том, что при нынешнем несистемном подходе к развитию человеческого капитала в стране удастся когда-нибудь снова выйти в мировые научные лидеры. Причин тут много: финансирование науки — одно из самых низких в долях ВВП по сравнению с конкурентами и развитыми странами, а несистемный подход к финансированию и развитию человеческого капитала делает неконкурентоспособным качество жизни в стране. Поэтому таланты уезжали и будут уезжать в лучшие научные центры за рубежом. По данным Минэкономразвития, Китай тратит на науку 1,7% ВВП, а Россия — 1,1%. К тому же Китай умело проводит политику двух китаев, один из которых технологически, инновационно и научно развивается намного быстрее. Наши же власти экономят на науке, образовании и медицине, рассуждая при этом о каких-то мифических инновационных рывках и прорывах.

В стране нет стратегического подхода к развитию человеческого капитала как главного фактора роста и развития инновационной экономики, пусть и индустриального этапа. Была разработана «Стратегия-2020», но она так и осталась невостребованной. Хотя и недостаточно, но в ней был заложен рост в долях ВВП инвестиций в образование, культуру, здравоохранение, науку с учетом их среднемировых показателей.

Пример «Сколково» показывает, что на отдельно взятой площадке создать некий рай для ученых очень сложно, скорее невозможно. Даже креативный Владислав Сурков не справился. Нужен системный подход к развитию промышленности, экономики страны, человеческого капитала и науки.

Другой пример деградации российской науки, а с ней морали и нравственности в научной среде — продолжающиеся скандалы с плагиатом, компиляциями и диссертациями. Последние теперь каждый, кто имеет деньги, может заказать и «не пудрить» себе мозги мудреными научными исследованиями. Антиплагиаторы малоэффективны в борьбе с опытными изготовителями на заказ диссертаций. И уже сейчас, похоже, борьба с липовыми диссертациями понемногу сходит на нет. И самое страшное, что научная и иная общественность уже привыкла к ущербным знаниям и купленным дипломам, считает это мелочью нашей жизни «по понятиям».

Как следствие падения морали и нравственности — искажение статистики науки, которую особенно трудно вести объективно. Ложных инноваций и венчура предостаточно, как и откатов за деньги на псевдоисследования.

Что касается Воронежской области, то удельный вес организаций, осуществлявших технологические организационные и маркетинговые инновации, не растет в последние годы и держится на уровне 7–9%. Примерно на процент ниже средней по РФ. Удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг составляет 5–7% в последние годы (на уровне средних показателей РФ).

Воронежская область по количеству занятых в науке и разработках находится в числе лидеров РФ, однако по практической отдаче по многим показателям в лучших случаях — в числе середняков, в худших — в числе аутсайдеров.

Прохождение через Госдуму Федерального закона о реформировании РАН показывает, насколько деградировал национальный человеческий капитал России, включая науку. Не нашлось в ней ярких научных и человеческих авторитетов мирового уровня, которым можно было бы доверить реформирование РАН и российской науки в целом. Наши нобелевские лауреаты либо очень пожилые люди, либо живут за пределами страны и не торопятся в Россию. А начинать надо реформировать науку с увеличения ее финансирования в 2–3 раза до уровня развитых стран в долях ВВП, конечно, при условии снижения коррупции. Иначе настоящая наука их не увидит.

Замминистра Минэкономразвития Андрей Клепач в своем интервью насчет необходимости стратегического планирования и системного подхода к процессам роста и развития сказал следующее насчет вариантов дальнейшего развития России: «Второй и особенно третий варианты — это варианты, когда, как именуют у нас в России, российские «два Д» — дураки и дороги — становятся «два У»: умная транспортная система и умная экономика». Неплохо сказано и образно, но непонятно, куда же денутся дураки при существующем очень скупом финансировании национального человеческого капитала (образование, медицина, наука, качество жизни). В министерских интервью и выступлениях речь идет о добавлении в него всего лишь 2–3% ВВП, чего совершенно недостаточно. К тому же пока и эти проценты не добавляются.

Собственно сами реформы РАН сводятся к объединению РАН, сельскохозяйственной и медицинской академий, отделению от ученых функции управления имуществом, превращению членов-корреспондентов в академиков и будущему увеличению финансирования новой РАН скорее всего за счет закрытия и объединения ряда институтов. Не видно главного в этих реформах — за счет чего же будет повышена эффективность российской фундаментальной науки. И хороши ли настолько наши чиновники, чтобы руководить учеными?