О вырубке воронежских лесов

Строители любят лес, а правоохранители — строителей

18.12.2013 в 15:16, просмотров: 3370

«09.12.2013. По материалам прокурорской проверки в Советском районе г. Воронежа возбуждено уголовное дело о незаконной вырубке лесных насаждений в особо крупном размере... По адресу: г. Воронеж, проспект Патриотов, д.60б/2 (напротив кафе «Юг») в октябре 2013 года произведена несанкционированная вырубка 143 деревьев породы «сосна» и «береза» с причинением государству ущерба в размере почти 1 млн. 800 тысяч рублей. 6.12.2013 следственными органами возбуждено уголовное дело по признакам преступления по ч.3 ст.260 УК РФ. Органами следствия принимаются меры к выявлению виновных лиц и привлечению их к уголовной ответственности. Ход расследования находится на контроле прокуратуры района».

О вырубке воронежских лесов

Это район парка «Оптимист» — место давнего противостояния жителей и придворного строительного бизнеса, давно уже положившего с прибором на все конституционные, экологические и социальные нормы и живущего по заветам Карла Маркса: «при 300% прибыли нет такого преступления, на которое капитал не рискнул бы даже под страхом виселицы».

Ну что вы, какая виселица. Тут даже задержаний не бывает: в России бабло превыше стыда, морали и Уголовного кодекса. Вся правоохранительная рать ищет давно и в упор не видит тех, кто вырубает сотни деревьев в воронежских лесах и парках. Бригады рубщиков с тяжелой техникой, колонны машин с древесиной — но правоохранители опускают глаза и пишут: «в связи с неустановлением лиц, виновных в незаконной вырубке». Да и как их установишь, если все они — при дворе. Вот в интернете нет сомнений: в районе «Оптимиста» у ДСК большой и давний интерес. А эта фирма — неприкасаемая: она крепко угнездилась в областной и городской думах, обложившись мандатами, а их босса губернатор и вовсе отправил сенатором в Совет Федерации. Типа, защищать интересы воронежцев. Кто б еще нас от ДСК защитил…

Возбуждать уголовные дела приходится, но виновных найти не могут даже при вырубке в самом центре Воронежа — как этой весной, когда у Каменного моста спилили деревья, экологи насчитали ущерб в 140 тысяч, а виновных нет.

А вертикалью по мусалам?..

Получать зарплату правоохранителям надо, поэтому всю неотвратимость наказания они возлагают на сельских бедняков, которым газ провести не на что, а греться зимой как-то надо, и они рубят в лесу сушняк на дрова. Вот свежая новость: в селе Большие Ясырки Аннинского района вневедомственная охрана поймала двух мужиков, спиливших пять сосен, и отдала их под суд. Участковый конфисковал у них орудия преступления, трактор и бензопилу; мало ли что сушняк — пусть гниет, а на дрова его брать нельзя!

В Кантемировском районе двое местных вырубили 4 дуба и 2 липы; им предъявили статью с отсидкой до года тюрьмы и крупным штрафом. А другому жителю за вырубку на дрова пяти сухих деревьев впаяли штраф в 150 тысяч рублей. Где взять их старику из вымирающей деревни, не способной оплатить газ (между прочим, национальное достояние, у владельцев которого только и сбываются мечты), никого не волнует. В нашей области немало сел, в которых можно увидеть сказочную картину: старичок или старушка тащит из леса вязанку хвороста для печки; спасения им ждать неоткуда, да и телевизора нет, чтоб увидеть человеколюбие холеных слуг своих, захапавших все, до чего смогли дотянуться их длинные руки.

А вот и вовсе апофеоз: ГУ МВД России по Воронежской области сообщило: с 24 по 28 ноября в лесу у села Нижний Мамон кто-то срубил два дуба и ясень. Материального ущерба насчитали 152 тысяч рублей — особо крупный размер. Возбудили уголовное дело и вскоре задержали подозреваемого — местного, решившего заготовить дров на зиму. На дрова рубят сушняк, а не живые деревья, и он, наоборот, лесу пользу принес; так жили крестьяне в России веками. Но теперь мужику грозит 6 лет тюрьмы!

Интернет откликнулся на это гласом вопиющих в правоохранительной пустыне:

«А в «Оптимисте» больше сотни порубили, и виноватых нету! А в Северном сколько порубили! А резня бензопилой в Сомово!!!».

«По два года за дерево — это круто. Тогда тому, кто срубил 143 дерева у «Оптимиста», положено сидеть 246 лет».

Ага, положено. Только кто ж его посадит? Ущерб от «бизнесменов» настолько масштабнее вырубки селянами сушняка на дрова, что последней можно пренебречь. К тому же первые вырубают площадями, на которых живых деревьев всегда намного больше, чем мертвых. И в городе вырубают — иногда ночами, а иногда и прямо на глазах у всего честного народа. Результат всегда один: «в связи с неустановлением виновных в незаконной вырубке».

Кто ж его посадит? Он же — памятник!

Год назад жители улиц Мордасовой, Миронова, Владимира Невского, Антонова-Овсеенко и бульвара Победы взбунтовались против вырубки наших парков и лесов по простой, как наперстки, схеме: дельцы покупают участок леса, как бы соглашаясь его сохранить, потом через своих подельников во власти меняют его статус — из зон, где вырубка запрещена, в зону, где можно строить коммерческое жилье. А вырубать начинают заранее, с помощью «зеленых» разрешений. Причем сами строители признавались, что закладывают в смету штрафы за незаконные вырубки.

На митингах жители показывали строительным боссам (они же — заступники и слуги наши из городской и областной дум) заключение экспертной комиссии ВГАСУ: в Коминтерновском районе Воронежа условия по озеленению — 1,9 кв. м на человека при нормах СНиП — 10 кв. м, (в цивилизованных странах — 25 кв. м). Эксперты бьют тревогу: лесу необходимо присвоить статус особо охраняемых природных территорий, остановив хищную вырубку! Подписи — ведущих ученых Воронежа. Но что могут нынче ученые против 300% прибыли?..

От бизнеса ДСК в лесу остались только 120 пеньков от сосен да завал в 1500 квадратов, под которым пеньки посчитать невозможно. А отчаянные письма жителей в управления по экологии, по охране окружающей среды, в мэрию, прокуратуру, уполномоченному по правам человека, губернатору и, разумеется, Президенту никого давно не пугают. Чиновники и правоохранители привычно исполняют ритуал: преступление (помните (?) 3 дерева — шесть лет отсидки (!)) фиксируют, считают ущерб, возбуждаются административными и даже уголовными делами, убеждают жителей, что закон един для всех, и наказание преступникам неотвратимо, а потом сливают все эти слова и дела в административный унитаз да тихо шелестят новенькими купюрами.

Градостроительный департамент мэрии признал, что вырубка деревьев («древесно-кустарниковые насаждения») произведена незаконно, ущерб природе — 1 млн 460 тыс. 812 руб. 70 коп. Прокуратура города тоже отчиталась: «по факту незаконной вырубки деревьев в Воронеже возбуждено уголовное дело по признакам преступления по ч. 3 ст.260 УК РФ».

Кто-нибудь слышал об отсидке виновных? Ага, сейчас! Все эти господа из ДСК, ВМУ-2, «Аксиомы» глубоко проросли во власть и всей душой служат оттуда народу.

Выходили из избы

Резня лесов и парков идет в Воронеже и области много лет, и никто остановить ее не может. Даже самые вопиющие преступления остаются безнаказанными — кроме, разумеется, дров для нищенских печек.

В июне 2007-го экологи подняли шум о вырубке уникальных деревьев, посаженных в 1903 году выдающимся русским почвоведом Василием Докучаевым в заказнике «Каменная степь», отнесенного ЮНЕСКО к памятникам природы. Дубы пережили мировые войны, а варварский российский капитализм — нет. Тогда вырубили 141 дуб — лесополосу длиной 4 километра и шириной 106 метров. Местные жители рассказали журналистам, что дубы ушли на стройки элитных коттеджей в Подмосковье. Сумма материального ущерба — около 9 млн руб.; нематериальный ущерб подсчету не поддается. Штраф директору лесничества — 2 тысячи руб.

В 2008-м облпрокуратура сообщила об очередной пакости: в Советском районе вырублено 260 сосен, осин и берез. Арифметики из управления по охране окружающей среды насчитали за них ущерб в 900 тысяч рублей. Прокуратура направила материалы в следственный отдел Советского РОВД, и там это дело тихо приказало всем нам долго жить. Если по 2 года отсидки за дерево, то по справедливости сидеть бы нашим бизнесменам 520 лет!

Одновременно в Коминтерновском районе на месте 40 га соснового леса появился песчаный карьер: Росприроднадзор дал положительное заключение экологической экспертизе. О цене «вопроса» можно только догадываться, но в разгар строительного бума песок стал ценнее леса.

В январе 2009 года в Грибановском районе в двух памятниках природы — «Золотой фонд» (в опытном лесничестве института лесоведения РАН) и «Питомцы столетий» (в Теллермановском лесничестве) — вырубили 1291 дерево. В том уникальном лесу дубы росли более 200 лет, в три обхвата; экологи считают, что один такой дуб дает кислород целой деревне! Но беда их в том, что в богатых коттеджах и виллах на дуб большой спрос.

Специалисты из управления по экологии Воронежской области приехали в заповедник и ужаснулись: большая часть «Золотого фонда» вырублена, в двух кварталах он почти полностью уничтожен! Прокуратура установила: большинство спиленных 35-метровых элитных деревьев были здоровыми. Уголовное дело возбуждалось трижды, но в итоге было прекращено «за отсутствием состава преступления». И кто совершил вопиющее преступление, осталось тайной.

Алексей Гордеев, став губернатором Воронежской области, уволил начальника Управления лесного хозяйства Виктора Маликова — как и многих других областных начальников; новый губернатор сказал в их адрес много нехороших слов о коррупции. Однако уволенные тут же получили новые руководящие посты в федеральных структурах: не один год они здесь рулили и приобрели хороших и добрых товарищей в московских коридорах. Вернулся и Маликов — директором крупнейшего в ЦЧР Воронежского государственного природного биосферного заповедника, которому ЮНЕСКО присвоило статус биосферного памятника природы. «Спасатели» сработали быстро: 13 июня Маликов был уволен, а уже 3 июля стал хозяином нового природного пирога.

В заповеднике наступило уныние, и в Администрацию Президента РФ ушло коллективное письмо о нехороших фактах, которые «фиксировались оперативниками в Аннинском, Песковском, Теллермановском, Савальском, Новохоперском и ряде других лесничеств области… Самый «лакомый кусок» Маликова — Усманский бор рядом с областным центром — за последние годы на глазах у жителей города превращается в пустыню. Перед проведением массовых вырубок организуются пожары… В прибрежной зоне реки Усманки вырубается черноольшаник, земли продаются, на месте бывших лесов вырастают коттеджи крутых бизнесменов и чиновников».

Написали также, что покупают «заповедную» древесину строительные и мебельные фирмы как у нас, так и за границей. Самый ценный товар, конечно, дуб. А уголовные дела по незаконным вырубкам приводят самое большее к штрафам.

Или вот: в Поворинском районе вырубили 180 дубов и 150 берез, райпрокуратура возбудила дело и тут же приостановила: хозяйство «Сосновое», на чьей земле они росли, ответило, что земля — его, а срубленные деревья — нет. Так бывает. Растут здесь деревья десятки лет, а чьи они — мы не знаем. Абсурд, но юридически не придерешься.

Письмо заканчивалось горестным вопросом: «…Что теперь станет с лесом и фауной Воронежского заповедника и заказника?..».

Да все тут ясно: «порубили те дубы на гробы»!.. Бизнес хороший, налички хватит.