Воронежцам рассказали, что такое миква и миньян

27.03.2018 в 12:08, просмотров: 643

Главный раввин Воронежа и области Авигдор Носиков  объяснил, где проходила черта оседлости и откуда  в городе появились первые евреи. А еще рассказал, как община жила в  советские годы и что происходит в ней  сейчас.

Воронежцам рассказали,  что такое миква и миньян
Фото автора

Лекция прошла в рамках проекта «Мы, воронежцы». Встречи с  интересными людьми  региональное отделение Гильдии межэтнической журналистики организует с ноября 2017 года. Публика всегда собирается любознательная, не стесняется задавать вопросы. Никакой официальности – Авигдор Носиков даже не берет  микрофон, его и так слышно. Начинает с больного: не всегда евреи жили в России свободно.

- Во времена Ивана Грозного всем евреям приказали покинуть страну. Они  снова появились, когда Екатерина Великая присоединила  земли Речи Посполитой, где евреи обитали всегда. Возникло противоречие: территория теперь наша, но она заселена теми, кому запрещено жить в России. Тогда и была проведена черта  оседлости. Решили, что в западной части евреи  останутся, а в восточной их как не было, так и не будет.  Воронеж попал во вторую категорию. У нас евреи появились только в 20-х годах XIX века.  Тогда вышел приказ  - выделять по девять евреев с каждой тысячи человек в царскую армию. Такие дети назывались кантонистами. В 14 лет мальчиков забирали из семьи и отправляли в училище.  Это было очень тяжело! Ребенок оставался без родителей. Вокруг все говорили на незнакомом языке, еще и давили, заставляли сменить веру. Но немногие поддавались. После обучения юноши служили 25 лет и только потом могли выбирать, где им жить – невзирая на черту оседлости. Многие оставались в восточной части. Именно так поселились евреи и в Воронеже. Это были люди, оторванные от корней. Они не сменили веру, но мало что знали о духовной жизни общины. А потом начались послабления: в  восточную часть страны стали пускать купцов первой гильдии, врачей, аптекарей. Все они перевозили свои семьи, прислугу. Община в Воронеже росла.

Клуб или склад в синагоге?

Авигдор Носиков показывает архивные снимки, называет ключевые даты в истории воронежской общины. В 1874 году открылся  молельный дом, в 1881 – появилась вторая миква. Про первую в документах сохранилось только одно упоминание. Горожане жаловались в письмах: зачем евреям  еще  миква, хватит и той, что уже есть.  Про микву слышали  не все, и раввин объясняет, что это такое, проводит аналогию с православием:

- У православных есть купель, а в иудаизме – миква. Это резервуар с водой для очищения от ритуальной нечистоты. Вода обязательно «живая» - дождевая, родниковая или талая. Когда человек чувствует дыхание смерти, он совершает омовение. Например, в матери после родов становится меньше жизни, нужно окунуться. Кроме того, женщина должна посетить микву после ежемесячных неприятных дней - без этого не может быть семейных отношений.

Раввин отметил: символично, что встреча проходит в городской библиотеке  искусств им. А.С. Пушкина. В пятидесяти метрах от нее находится здание синагоги – одной из самых старинных в России. Разрешение на ее строительство община получила в 1901 году. Жители пожертвовали на стройку кто сколько мог и уже два года спустя пришли на первую молитву. Но после революции синагогу закрыли.

- Большевики преследовали все религиозные течения, иудеев в том числе, - рассказывает Авигдор Носиков. - Действовали «культурно»: появлялись письма от рабочих евреев, которые  якобы утверждали, что синагога им не нужна. Здание забрали у общины в 1937 году. Сказали, что иудеев мало, куда им столько места. Обещали предоставить помещение поменьше, но, конечно, этого не сделали. Долгие годы евреи встречались «подпольно».  Но традиций не забывали: втихаря пекли мацу на праздник Песах.

В синагоге хотели сделать клуб, но Великая Отечественная война нарушила эти планы. В здание попала авиабомба. Синагога не взорвалась, но горела: пережила войну без  окон и крыши, с голыми стенами. А в пятидесятых в ней открыли склад «Облтекстильторга».

- С одной стороны, это унизительное использование для святого места, - объясняет раввин. – С другой, есть и плюс. По закону с 1990-х годов религиозные организации могут вернуть свое имущество. Но если в помещении  работает действующая организация, нужно предоставить ей похожее по площади здание. Например, в самарской синагоге до сих пор консерватория. Где ей найти помещение на замену? А воронежский склад закрылся, нам не с кем было утрясать формальности.

Синагогу передали общине в собственность только в 2009 году. Тогда появилась возможность заняться реконструкцией, нашлись спонсоры.  Сегодня  и не скажешь, что несколько лет назад в здании рассыпались колонны.

Просвещение через буквы в меду

Сейчас   главная цель Авигдора Носикова – восстановить ту духовную жизнь, которая была до революции:

- Для этого мы работаем по трем направлениям. Во-первых, восстанавливаем инфраструктуру. Вот я убеждаю семью ходить в микву. А если ее нет? Или советую соблюдать диетарное питание. А где взять кошерную пищу? Теперь в городе есть и современная миква, и специальный магазин. Во-вторых,  просвещаем население всех возрастов. У евреев с детства принято внушать: учеба – это сладко. Когда ребенок начинает учить алфавит, буквы на специальной доске мажут медом. Прочитал букву – слизал вкусное. Сейчас  уже открылся  наш детский сад с трехразовым кошерным питанием. Школу пока не осилили, но работаем над этим. Третье направление – это пиар. Мы идем в ногу со временем и понимаем: если ты что-то сделал и не опубликовал новость об этом, ты, считай, ничего не сделал. Надо привлекать внимание к тому, что происходит.

Воронежская община живет насыщенно, каждый день собирается миньян. Этот термин раввин тоже поясняет:

- Молиться можно везде. Но в иудаизме считается, что особая милость приходит, если молится группа. Миньян – это кворум из десяти мужчин старше тринадцати лет.  Мы встречаемся и в пургу, и в девять утра первого января (кстати, официально Новый год мы не отмечаем, у евреев он в сентябре-октябре). Города – миллионники в России, где собирается ежедневный миньян, можно сосчитать по пальцам. Мы среди них. Необычными традициями евреев публика заинтересовалась и даже захотела попасть на экскурсию в синагогу. Экскурсию обещали организовать. А пока каждый житель Воронежа может просто прийти и попросить показать здание. Главное при этом – интерес к духовной жизни еврейского народа.



Партнеры