ЕГЭ для мэра: каким требованиям должен отвечать будущий воронежский градоначальник

24.01.2018 в 13:59, просмотров: 968

Воронежская гордума обрисовала основные параметры, по которым конкурсная комиссия должна будет выбрать нового главу города. Без сомнения, значительная часть воронежского истеблишмента предпочла бы вообще надолго забыть о любых выборах, кроме президентских, и никого не выбирать, но часть верхушки — это еще не вся верхушка. Это политически у нас все «единые» и неделимые, а по части коммерции интересы у каждого свои.

ЕГЭ для мэра: каким требованиям должен отвечать будущий воронежский  градоначальник

«Не был в системе»

Думе предложили рассмотреть и одобрить условия, которые будут предъявляться конкурсной комиссией к претендентам на высшую городскую должность. Спорным моментом, по мнению некоторых депутатов, является «заточенность» конкурсных условий под действующих чиновников: будущему мэру желательно иметь пятилетний стаж муниципальной или государственной службы. В правовом управлении мэрии поясняют, что этот стаж не является строгим ограничителем — участвовать в конкурсе можно и без него. Но не надо забывать, что комиссия будет подсчитывать баллы, и опыт муниципальной или госслужбы кандидату зачтутся. Так что, строго говоря, кандидатам никто не скажет: «мы вас ограничиваем». Но и никто не скажет: «кто же за вами считает»…

Против условий, принимаемых Думой впопыхах, как всегда, высказалась лишь группа депутатов, не связанных с ЕР: члены фракции КПРФ, ЛДПР и СР. В частности, лидер фракции КПРФ Константин Ашифин заметил: «нельзя сказать, чтобы наше чиновничество так уж хорошо себя зарекомендовало, что хоть кто-то мог похвастаться потрясающими результатами. А между тем чиновнику, имеющему 5-летний опыт, присваивается 5 баллов — это очень много в оценке кандидатуры будущего мэра. Значит, мы сразу же ограничиваем любого яркого, потенциально полезного городу кандидата, который еще не был в этой системе».

«Не был в системе» — это фактор. И кто-то, безусловно, скажет, что отсутствие опыта муниципальной или государственной службы — это для кандидата существенный минус. А может, как раз наоборот? Может, это очень даже большой плюс? Управлять крупными системами (в том числе и городом) могут специалисты, обладающие гораздо более ценными навыками, чем те, которыми в совершенстве владеют наши чиновники. Сейчас, когда топ-менеджеров готовят не только вузы, но и жизнь в условиях кризиса, серьезный управленец, не имеющий опыта в муниципальном хозяйстве, может дать сто очков форы чиновнику, который знает службу от «а» до «я». Последний, конечно, в совершенстве владеет всеми тонкостями манипуляций с торгами и закупками, знает, как сделать так, чтобы на аукционах побеждали нужные фирмы, умеет виртуозно переводить городские земли из «дешевых» промышленных категорий в «дорогие» зоны жилой застройки. Но городу-то, извините, от всех этих знаний какой прибыток? Разве что еще один очередной сумасшедший кредит, который тоже надо уметь взять в строго определенном банке, строго одобренном свыше?

Кстати сказать, Константин Ашифин был одним из претендентов на мэрский пост на последних городских выборах и в отличие от иных кандидатов имел четко прописанную экономическую программу, над которой трудились самые продвинутые ученые нашей области. Это была не просто листовка, не болтовня и не лирика, а труд, в котором посылы Ашифина, как политика, были соединены с идеями их реализации в исполнении доктора наук, экономиста Юрия Корчагина. Нынешним кандидатам тоже предписано представить план развития города о целых 15 страницах. Интересно мне: что же это будут за труды? Конспекты из перспективных документов, имеющих хождение в мэрии? Скорее всего.

А важна ли личность?

Нынешний конкурс вообще очень похож на то, как проводятся муниципальные или государственные закупки. Всем прекрасно известно, что эти процедуры чаще всего заточены строго под конкретного исполнителя. Но если речь идет о госконтрактах, то строгое прописывание условий иной раз можно и понять: это бывает необходимо, чтобы отсечь перекупщиков и спекулянтов, которые получают контракты, не имея собственной производственной базы, и потом перепродают их в прибыль себе, но в ущерб качеству исполненной услуги. Такой целью ужесточение условия объяснить можно. Но у нас-то вроде речь не о ремонте дорог, не о поставке оборудования. О человеке. И вроде бы как очень для города важном.

А так ли он важен на самом деле? И вообще — востребованы ли в наше время личности, способные внести вклад в развитие города? Владимир Кулаков в свою бытность губернатором четко ответил на этот вопрос. Казалось, что более популярного в народе и харизматичного мэра, чем Александр Яковлевич Ковалев, и не найти. Он был именно из хозяйственников, привел в порядок дороги, но помогло оно ему? Нет. Не был Ковалев в обойме губернатора, и это решило его судьбу досрочно.

Чудом доработал до окончания срока другой воронежский мэр — Борис Скрынников. Не так легко ему было собрать команду, не так просто ежедневно противостоять нападкам с главной площади. И пусть Скрынников как глава города не был топ-управленцем, зато он оставил город без долгов и не брал взяток, потому как просто-напросто честный человек. Кстати, такое требование для претендента в будущие воронежские мэры не предусмотрено.

Мечтать не вредно

Так к чему я завела весь этот разговор? Конечно, к вопросу о том, какой у нас будет мэр. Но какой будет и какого мы хотим — это две большие разницы. Конечно, мы хотим, чтобы мэр был хорошо образованным, грамотным управленцем, мог бы мыслить масштабно, любил Воронеж, не ставил личные выгоды выше интересов города и горожан. Кроме того, хотелось бы, чтобы он был человеком, за которого не стыдно в личном плане — примерным семьянином и т.п. Что-то я размечталась, да? В реальности требования к мэру будут другими. Он должен быть одобрен тем, кому это право даст Кремль. И он станет представлять интересы той (строительной) группы, которая окажется мощнее и влиятельнее других. А то, что это будет именно строительное лобби — даже и сомнений нет. Человеческие и профессиональные качества в расчет вряд ли будут брать.

Вроде бы демократия

Летом должен решиться вопрос с проведением общегородской конференции об отношении горожан к отмене всенародных выборов мэра. До сих пор городская Дума, которая была инициатором этого процесса, юлила и крутила как могла. Игнорировала мнение общественников, выискивала «раскаявшихся» среди подписантов петиции о проведении конференции, одним словом, подключала весь свой юридический ресурс, чтобы оставить свое решение в силе. Но вода камень точит: общественники таки добились того, что конференцию горожан придется провести. Но станет ли это долгожданным торжеством демократии в Воронеже?

Во-первых, результаты конференции, скорее всего, опять приведут к юридическому нулю, потому как хорошие юристы любой вопрос могут затянуть на долгие годы. Но дело не только в этом. Даже если допустить, что нам вернут право выбирать мэра, сможем ли мы выбрать того, кто нам реально понравится? Думаю, это будет трудно. С отбытием Алексея Гордеева на новую федеральную должность политическая ситуация в Воронеже не изменилась. Есть основания полагать, что и с выборами губернатора сюрпризов не будет. А повторится сюжет 2013 года: Алексей Васильевич еще раз продемонстрирует безграничное доверие Александру Викторовичу. Изменится, может быть, только текст основного лозунга. Но посыл «Мы вместе!» останется его сутью.

Нас вроде бы (чисто гипотетически) спрашивают, кого мы хотим выбрать. И вроде бы у нас демократия (как бы ни смешно это звучало). Однако, по сути, мы никого давно уже не выбираем. Мы — некая вязкая глина. Или пластилин. Или еще какая-то менее приятная субстанция. Лепят из нее в разное время и по разной надобности всегда что-то разное. А получается в итоге всегда одно и то же. Дурак какой-то…



Партнеры