Александр Васильев: «Я человек мира и не скрываю своих космополитических симпатий»

Историк моды посетил Воронеж с лекцией «Тайны модных домов»

10 января 2018 в 13:52, просмотров: 1370

В Воронеже побывал историк моды с мировым именем, коллекционер, театральный актер, сценограф, автор более 30 книг и ведущий программы «Модный приговор» Александр Васильев. На встрече зрители услышали от маэстро истории Кристиана Диора, Коко Шанель, Джанни Версаче, Ива Сен Лорана и многих других, а также узнали, как великие кутюрье творили моду и что в ней происходит сейчас. 

Александр Васильев: «Я человек мира и не скрываю своих космополитических симпатий»

Как обычно (а Васильев балует воронежцев творческими визитами ежегодно), встреча не ограничилась классическим лекционным форматом — гостей ожидал увлекательный моноспектакль и мастер-класс.

Перед началом выступления Александр Васильев уделил время журналистам. Особых табу для разговора не было. Наш собеседник отказался говорить лишь на две темы — облик конкретных российских звезд (по контракту у одного из московских таблоидов данная тема является эксклюзивом) и предстоящие выборы президента. «Я никогда не обсуждаю никакие политические фигуры, потому что хочу жить долго и счастливо!», — сказал Васильев.

«Для большинства российских женщин мужчина — как домашнее животное»

— Многие жалуются, что мода стала грубой. Вы с этим согласны?

— Абсолютно. Она стала несексуальной, потому что в моде очень простой крой. Сейчас мода на спрятанную фигуру. У женщины не выделяется в одежде переход грудь-талия-бедра. А ведь именно это всегда привлекало мужчин! Вы же сами потакаете этому, когда носите мужские костюмы или сумки. То, что раньше считалось абсолютно мужской барсеткой, теперь носят как женскую сумочку. Прически в России сейчас практически никто не носит. Прическа — это не стрижка, это конструкция из волос, закрепленная с помощью шпилек и невидимок. Даже пучок — это уже какая-то прическа. А у наших женщин просто стрижка разной длины — челка, пробор, ниспадающие волосы... Прически делают только на свадьбу.

Не знаю, вернется ли мода на женственность… Гендерные роли сильно поменялись. В большинстве случаев женщины играют роль мужчин. Паркует авто, ругается с полицейским. Теперь женщина — директор и хозяйка сама себе. Она руководит ремонтом, производством, ругается тяжелыми словами, заботится о детях, об оплате счетов. А мужчина, лежа при этом на диване, интересуется: «Дорогая, ты мне блинчиков испекла?» Женщина его держит, как домашнее животное — как кота какого-нибудь. Я не говорю, что во всех случаях, но в большинстве. После 35 лет, а особенно годам к 50-ти, женщина еще чувствует себя молодой, ощущает, что она еще ого-го! Поэтому у нас такой культ сейчас на молодых мужей. В России стало модно женщине к 60 годам завести мужа лет 30-ти — это считается нормальным делом, и дамы это не скрывают. Раньше подобные вещи тоже были, но тайно. И чаще женщина заводила не молодого мужа, а молодого любовника…

— А как быть, если мужчина не хочет быть мужчиной?

— Главное, что женщина должна показывать мужчине, когда он рядом, что она не может нести сумки, не может заниматься ремонтом. Это прекрасное напоминание мужчине, что рядом ним женщина. А не просто его товарищ. Вот эта уравниловка может стать большой бедой в отношениях мужчины и женщины. Со временем между ними могут развиться чисто товарищеские отношения — как правило, после 7 лет брака. Если мужчину не подогревать всячески, тогда пиши пропало. Они становятся партнерами по жизни, по профессии, по бизнесу, по семье… И вот тогда, когда люди теряют те самые нюансы женственности и мужественности, они бегут на «Модный приговор» переодеваться.

«По нынешней моде следует одеваться в секонд-хэндах»

— Что посоветуете тем, кто в условиях кризиса все равно хочет придерживаться модных тенденций?

— Сейчас мода на винтаж, а Воронеж переполнен секонд-хендами. Отправляйтесь туда! Дешево и сердито. Сейчас вся мода в стиле «обшарпе» — популярны золотые и серебряные блестки. Я уверен, что если женщины чуть-чуть поищут — либо в шкафу, либо в секонд-хэнде, они смогут найти что-то подходящее. Сейчас и в магазинах все вещи априори выглядят старыми. Они уже продаются чуть-чуть потертыми, с торчащими нитками… Так зачем тратить на это деньги?

— Какие аксессуары считаются модными сегодня?

— Сумочка и очки — их стало очень мало. Шляп сегодня вообще не существует — потому что нет прически. На то, что у нас на голове, можно только натянуть что-то трикотажное или меховое. Кстати, все меньше и меньше используются ценные материалы — они под защитой. Мы против меха, против драгоценностей, против кожи... Сегодня модельерам не позволяют разгуляться. Раньше женщины пользовались веерами, зонтиками, перчатками, пудреницами, мушечницами, портбукетами, корсетами, поясами, шелковыми чулками. Где все это? Все пропало. Мы все одеваемся в масс-маркет, мы все рабы трикотажа.

— А какой предмет одежды вы считаете самым вульгарным?

— Не предметы одежды вульгарны, а манера их носить. На человеке и смокинг может выглядеть вульгарно, если ничего не надеть вниз, расстегнуть пуговицы и вилять бедрами. Вульгарность — в поведении, а не в самой одежде.

— У вас большая музейная коллекция одежды, состоящая из 65 тысяч экспонатов. Где вы все это храните?

— Из этих экспонатов я смог открыть музеи моды в Риге, в Вильнюсе. Кроме того, у меня есть большое хранилище в Москве — одно съемное, другое — принадлежит ВДНХ. У меня там собраны десятки тысяч экспонатов русского и советского костюма. А иностранные вещи, которые к России не имеют отношения, у нас не особенно и любят. Диор и Шанель успеха здесь не имеют. Зато когда показываю платья Натальи Фатеевой или Надежды Румянцевой, все говорят — о, это сильно. Еще больше людям нравится балахон Аллы Пугачевой и платье Людмилы Гурченко. А платье Марлен Дитрих интереса не вызывает. Странно... Думаю, это национальная гордость, и мы должны это уважать.

Я человек коммерчески ориентированный, иначе не смог бы жить в том стиле, в котором живу. Поэтому я устраиваю выставки с учетом желаний публики. В России очень популярна выставка «Кино и мода» — там только звезды советского кино, и всем нравится. Если бы это были звезды запада, я бы не собрал столько публики. Нынешняя молодежь шепталась бы: «А кто это такая? А в каком кино снималась?» Они знают только тех, кто популярен сейчас.

«Для Бузовой я — «ноль», ведь у нее 12 миллионов подписчиков!»

— Александр Александрович, вы много ездите по разным странам. Где ощущаете себя комфортнее всего?

— Это сложный вопрос. Я человек мира и не скрываю своих космополитических симпатий. У меня разные паспорта, я говорю на разных языках, я люблю жить в разных странах. И не вижу в этом ничего позорного. Я не чиновник из Госдумы, который скрывается, потому что не может признаться в распиле госпроекта, я ничего не своровал. Я никогда не получал господдержки и счастлив. Зато получал разные награды — золотую медаль Академии художеств России, звание почетного члена Российской академии художеств, медаль Дягилева за популяризацию русского искусства, медаль Нижинского, орден «Меценат». У меня в инстаграме 425 тысяч подписчиков... Для Бузовой это, конечно, ноль, у нее 12 миллионов! И этот факт меня очень расстраивает, потому что у Мадонны, которую знают во всем мире, только 10 млн.

— Почему, на ваш взгляд, Бузова так нравится россиянам?

— Она разведенка и добилась чего-то в жизни. Женщинам это нравится, потому что в нашей стране очень много разведенных, которые были третированы мужьями. Они только и слышали: «Да кто ты такая, ты без меня ничего не можешь!» А Бузова за всех отомстила — разошлась с мужем и добилась успеха. Но мне Бузова не очень нравится. Она выглядит не очень симпатично и поет плохо. У нее тяжелые черты лица и неинтересная банальная одежда. Я говорю сейчас о том, что видел. Хотя я близко не знаком с ней, чтобы разобраться в тонкостях ее гардероба.

— Вы владеете семью языками. Как считаете, правильно, что сейчас в российских школах вторым обязательным иностранным языком вводят немецкий?

— Странно, что немецкий. У нас с Германией даже общей границы нет, и я считаю, что знание этого языка не обязательно. Английский всегда пригодится, его необходимо знать в совершенстве. Если мы хотим думать о будущем, то я бы предложил в первую очередь учить китайский язык. Китайцев больше, и с этой страной у нас коммерция. Можно учить японский или турецкий. На мой взгляд, эти языки пригодятся гораздо больше.

 



Партнеры