Воронежские бойцы «невидимого фронта» отмечают столетие создания службы

Некоторые страницы из истории ГубЧК-УФСБ

20 декабря 2017 в 13:22, просмотров: 2445

Собственно, в России этой службе как таковой далеко не сто и даже не двести лет. Историки, если задумаются, смогут провести параллели с временами царствования Ивана Грозного. Мол, именно его Опричнина и стала хотя и отдаленным, но все-таки прообразом современной ФСБ. Затем, почти век спустя, появился Приказ Тайных дел, но дела там ведали настолько тайные, что и функции его были сильно размыты.

Воронежские бойцы «невидимого фронта» отмечают столетие создания службы
Бойцы пулеметной команды Павлуновского. Архив УФСБ по Воронежской области.

Определением обязанностей и подведомственности основательно занялись только в XIX веке. Эта работа связана с именем «главного жандарма» — начальника 3-го отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии Александра Христофоровича Бенкендорфа. Принципы и направления службы государственной безопасности и контрразведки (внешняя разведка считалась делом и уделом совсем другого рода и ведомства) сохранились, можно сказать, до революционного 1917 года.

«Мы наш, мы новый мир построим»

Революции 1917 года, как это и водится, все перевернули с ног на голову. Существующая государственная машина была сломана, а методику построения новой еще нужно было нарабатывать. Строить новый мир приходилось людям зачастую неподготовленным, а иногда и недостаточно грамотным, поэтому на первых порах приходилось учиться на своих собственных ошибках. Тогда самым главным было определение основных проблем и угроз внутри государства.

Эти основные угрозы были письменно сформулированы в названии Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, бандитизмом, саботажем и спекуляцией. 20 декабря 1917 года декрет о ее создании подписал тогдашний председатель Совета Народных Комиссаров В. И. Ульянов. Возглавил комиссию Ф. Э. Дзержинский.

Вслед за центральным аппаратом в большинстве регионов (если можно так выразиться) европейской части России стали появляться «филиалы» ВЧК. Датой создания Воронежской ГубЧК можно назвать 3 июня 1918 года. Тогда губисполком утвердил первый персональный состав комиссии. В него вошли три большевика и два эсера. Первым председателем ГубЧК был избран Никита Петрович Павлуновcкий, также совмещавший должность комиссара Воронежского банка. Структура тогдашней чрезвычайной комиссии состояла из секретно-оперативного, особого и комендантского отделов. В распоряжение ГубЧК в качестве силовой поддержки еще был передан батальон красноармейцев.

Первые серьезные вызовы

Первой задачей, поставленной перед чекистами, стала ликвидация бандитизма, ибо только на территории Центрально-Черноземной области к началу 1921 года насчитывалось 165 крупных банд общей численностью свыше 50 тыс. человек. Одной из наиболее опасных бандгруппировок на конец 1920 года на территории современной Воронежской области считалась банда Ивана Колесникова. Некоторые даже называли ее «дивизией». Эта «дивизия» долгое время контролировала значительную территорию современных районов на юге региона.

Успехи банды на первых порах были обусловлены своеобразной политизацией ее состава. Члены группировки, особенно ее главари, позиционировали себя как идейные борцы с советской властью, как защитники трудового крестьянства от угнетателей-коммунистов. Явные недостатки в организации попыток ликвидации банды выявились довольно скоро. В первую очередь — слабая пропаганда и агитация среди местного населения. Жители бандитов зачастую покрывали, помогали им. Во-вторых, отсутствие информации «из первых рук», другими словами, не было своего человека в лагере врага. И в-третьих, — попытки малоорганизованными силами пойти на «дивизию» в лоб.

В апреле 1921 года Воронежская ГубЧК получила в качестве подкрепления несколько регулярных войсковых частей, смогла наладить на неполностью контролируемых территориях контрпропаганду и, самое главное, в банду удалось внедрить «своего человека». В результате основные силы Колесникова попали в окружение у станицы Криничной, потеряли сотни человек убитыми, все имеющиеся орудия и большинство пулеметов. Атаман и его «штаб» также были уничтожены. Разрозненные группы колесниковцев были ликвидированы в течение года. К середине 1922 года Воронежская губерния была практически очищена от банд.

Во имя Победы

Следующим серьезным вызовом и одновременно стимулом к перестройке своей работы для ВЧК — НКВД — НКГБ Советского Союза стало время войны и непосредственно послевоенные годы. Причем не только для «органов» в целом, но и для воронежских чекистов в частности. Новые направления работы осваивались «бойцами невидимого фронта». Самое главное — усилилась контрразведка. На первых порах противостоять асам Канариса российским чекистам, особенно на местах, без должной подготовки, было невероятно сложно. Особенно в 1942 году, когда массированное немецкое наступление опиралось уже не только на предвоенное стратегическое и тактическое превосходство, но и на конкретное умение разведчиков и передовых отрядов работать «на земле». Другими словами, для органов контрразведки основными задачами стали лишения противника какой-либо стратегической информации и внедрение своей дезинформации.

Уже 23 июня 1941 года Воронежская область была объявлена на военном положении, оказавшись в районе действия вражеской авиации. Фронт еще был далеко, но в области активно действовали немецкие диверсанты-парашютисты. В первую очередь, именно для их ликвидации были созданы истребительные батальоны. В частности, в Воронежской области они насчитывали более восьми тысяч бойцов. А в прифронтовой полосе начали работу оперативные группы. Деятельность истребительных батальонов уже ко времени организации Воронежского фронта вполне оправдала их создание. На момент перехода советских войск в наступление в 1943 году под Воронежем было задержано 30 агентов-парашютистов, около 3 тыс. дезертиров и 75 бандитов.

28 ноября 1941 года в районные аппараты УНКВД было разослано директивное письмо об организации работы в тылу противника. В частности, даны указания по созданию и деятельности партизанских отрядов, ведению разведывательной работы и организации связи. Так вот, для «ведения разведывательной работы и организации связи» в Воронеже работал будущий космонавт-исследователь, Герой Советского Союза Константин Петрович Феоктистов. Ветераны воронежского управления ФСБ с уверенностью утверждают, что директива переправы через реку юного на тот момент разведчика пролегала от Акатова монастыря, где 16-летний боец-разведчик сумел освободиться из фашистского плена и раненым переправиться.

Но, пожалуй, самым главным результатом деятельности Воронежского УНКВД во время Великой Отечественной войны стала успешная попытка организации народного сопротивления, организация взаимодействия и связи разрозненных партизанских отрядов, которые тогда стихийно возникали по всему Союзу. Центральная оперативная группа, сформированная в июле 1942 года и располагавшаяся на базе Сомовской разведшколы, обеспечивала связь партизанских отрядов с разведорганами 40-й и 60-й армий. Кроме того, до марта 1943 года школой было подготовлено более 150 разведчиков-диверсантов, которые были заброшены в тыл врага.

Отчет УНКГБ по Воронежской области также фиксирует: «Органы госбезопасности в годы Великой Отечественной войны разоблачили 547 агентов иностранных разведорганов, в том числе немецких — 424, итальянских — 61, венгерских — 58, румынских и финских — по 2… Разыскано и передано суду военного трибунала 266 изменников Родины, пособников и ставленников оккупантов».

Борьба со шпионажем

Ловить шпионов — это, пожалуй, главная задача КГБ. Во всяком случае, она стала таковой для переименованного уже ведомства в начале 50-х, когда мощь советского оружия стала неоспоримой, но вот секреты могущества СССР представляли интересы для большинства разведок Запада. Так, наиболее известным делом 50–60 –х годов прошлого века стала радиоигра, закрученная вокруг перевербованного разведчика-нелегала «Славнова» . Этот «Славнов» был заброшен в СССР в 1956 году, а в Воронеже выбрал для прикрытия совсем неприметную должность возчика на заводе «Сельмаш». Взяли «Славнова» с поличным — двумя чемоданами, где находилась УКВ-радиостанция и батареи к ней. Задержанный вскоре согласился сотрудничать с советской контрразведкой. Агент ЦРУ в рамках операции «Нева», проводимой воронежским УКГБ, два года снабжал американцев дезинформацией, в результате чего чекисты получили ценные сведения о деятельности американской разведки.

Еще одной громкой и показательной победой воронежских чекистов стало задержание «Лесника» — английского шпиона Дэна Стоббарта. Этот молодой человек приехал в Воронеж в начале 80-х годов якобы на стажировку по русскому языку. Однако «круг его интересов» оказался намного шире, и вскоре он оказался замеченным недалеко от военного аэродрома Б («Балтимор»). Под видом зоологических исследований «Лесник» вел наблюдение за базирующимися на аэродроме самолетами. Агент МИ-6 в качестве своеобразного «камуфляжа» носил фуфайку и шапку-ушанку, а чтобы окончательно сойти за коренного воронежца, в руках у него была авоська, а в ней бутылка портвейна, банка килек в томате и полбуханки хлеба. Однако с этим образом никак не вязался фотоаппарат с мощным объективом, на который шпион успел сделать более двадцати снимков. Свою «стажировку» английский студент мог бы продолжить в той же фуфайке в местах не столь отдаленных, однако для сохранения нормальных советско-английских отношений был всего лишь выдворен из Союза и вернулся на родину.

Изменение приоритетов

На современном этапе главной угрозой государственности, безусловно, выступает мировой терроризм. Воронежцы непосредственно столкнулись с его проявлениями в середине 2000-х годов, когда в городе на остановках общественного транспорта прогремело несколько взрывов. Организатор терактов через некоторое время был задержан. Им оказался член хорошо законспирированной террористической исламской организации, уроженец Ростовской области Максим Понарьин. По данным следствия, он вместе с подельниками был причастен к гибели более ста человек. В феврале 2007 приговорен к пожизненному заключению в колонии особого режима.

Базой для вербовки своих сторонников террористы выбрали регион Северного Кавказа. Поэтому командировки сотрудников региональных (в том числе и Воронежского) управлений ФСБ начиная с середины 90-х сделались постоянными, а в августе 1999 года там уже обосновался региональный отдел специального назначения УФСБ. О существовании реальной угрозы до сих пор говорят потери среди личного состава. В частности, совсем недавно при проведении контртеррористической операции погибли воронежские офицеры — полковник Александр Богомолов и капитан Денис Налетов.

Невидимый большинству россиян бой продолжается. Цели и задачи, стоящие перед чекистами, в целом остаются прежними. Враги меняют «методы войны», однако и спецслужбы не стоят на месте. А то, насколько безопасно чувствуют себя наши граждане, в большей мере зависит именно от них — «широкоплечих парней с голубыми глазами».

 



Партнеры