Благородные олени воронежского заповедника показали чистоту крови

Ученые фиксируют устойчивый рост популяции при низкой степени инбридинга

15 ноября 2017 в 15:47, просмотров: 1504

Недавно ученым Воронежского биосферного заповедника имени В.М. Пескова удалось снять редкое видео — в вечерних сумерках в специальную фото-ловушку «попался» ревущий самец европейского благородного оленя (ссылка на ролик в конце материала). В сентябре-октябре, когда у оленей идет брачный сезон или гон, как говорят ученые, этим мощным, раскатистым ревом самцы привлекают своих подруг и дают понять вероятным конкурентам, что дамы заняты и на эту территорию лучше не соваться.

Благородные олени воронежского заповедника показали чистоту крови
Европейский благородный олень. Фото klimbo.ru

Весьма точно олений гон описал наш знаменитый земляк, ученый, писатель и журналист Леонид Леонидович Семаго: «С каждым днем все дальше разносится звериный рев. Лесные обитатели давно привыкли к нему, но когда негромко и робко запинькает на дереве проснувшийся зяблик, хохотнет в буреломе черный дрозд, всхлипнет за старыми дубами неясыть, то кажется, что и дневным, и ночным птицам жутковато от раскатистого зычного крика, которому трудно подобрать удачное сравнение». («Зеленая книга леса»).

Охота пуще неволи

Разумеется, далеко не всегда удается одним лишь ревом убедить соперников в своем превосходстве, и тогда приходится драться. Чаще всего стычки заканчиваются практически бескровно — более слабый самец уже в первой сшибке чувствует, что конкурент ему не «по рогам», и быстро ретируется, оставив победителя в окружении нескольких самок. Но порой случается, что равные соперники входят в раж, и начинается яростный бой. Старший научный сотрудник заповедника Александр Мишин рассказывает, что однажды в бору нашли двух погибших оленей, которые настолько крепко и плотно сшиблись рогами, что не смогли расцепиться и, вероятно, погибли от голода, жажды или травм.

— И два черепа со сцепленными рогами потом долгое время хранились в нашем музее, — вспоминает Александр.

В нынешнем году зоологи заповедника насчитали 23 ревущих самца — по словам ученых, это довольно высокий показатель за последние 10 лет. Вообще, наблюдения за примерно этот период показывают, что популяция европейских благородных оленей (Cervus elaphus) в заповеднике стабильно растет и сегодня оценивается примерно в 100 особей (вне заповедника в области живут еще около 400).

А ведь когда-то эти мощные, грациозные животные были на грани исчезновения — ко второй половине XVIII века в наших краях их истребили полностью. Главной опасностью для оленей всегда был человек, и лишь на втором месте — хищники. Видимо, «генетическая память» оказалась настолько сильна, что даже в заповеднике, где животные чувствуют себя достаточно вольготно, они редко показываются людям на глаза и предпочитают держаться от двуногих на внушительном расстоянии. А вот в европейских странах охота на благородных оленей всегда строго регламентировалась, популяцию удалось сохранить, и сегодня рогатые красавцы спокойно пасутся в парках на радость и взрослым, и детворе.

Перипетии реакклиматизации

Именно из Европы, а точнее, из Германии в конце XIX века в Воронежскую губернию завезли благородных оленей — животных в свой парк-зверинец выписала принцесса Евгения Ольденбургская. Принцесса вряд ли задумывалась о науке, сохранении вида и прочих высоких материях — на оленей предполагалось охотиться. Но так получилось, что благодаря этой августейшей особе популяция возродилась. Во время революции усадьба Ольденбургских была разорена, олени — всего около 10 особей — разбежались по Усманскому бору…

Когда был основан воронежский заповедник, перед учеными помимо первоочередной цели — сохранения бобров — поставили задачу спасти исчезающий вид благородного оленя. В это время их здесь можно было буквально пересчитать по пальцам. Однако за несколько лет численность выросла с 7 до 30 особей, а когда, сберегая рогачей, на территории заповедника истребили волков, олени начали плодиться рекордными темпами. В 70-е годы прошлого века их популяция достигла 1500 голов — для Усманского бора это колоссальное количество.

— Естественно, животным перестало хватать корма, появилось много ослабленных, больных оленей, зимой многие гибли от истощения, — рассказывает Александр Мишин. — В 1971 году в заповедник вернулись волки, их решили не трогать, чтобы эти санитары леса отрегулировали численность оленей. Старожилы вспоминают, что в ту пору нередко наблюдалась такая картина: сытые, избалованные огромным количеством слабых жертв хищники резали рогачей уже чисто из-за охотничьего инстинкта — завалят бедолагу, съедят самые лакомые кусочки и уходят, оставив животное различным падальщикам…

Помимо этого, как сообщает пресс-служба заповедника, «параллельно вели отлов и расселение оленей по территории бывшего СССР и в другие страны, всего в 1950–1980-е годы из заповедника было вывезено 3228 оленей. В настоящее время более трети особей европейского благородного оленя на территории бывшего СССР имеют воронежское происхождение».

В итоге из-за множества различных неблагоприятных факторов к началу 2000-х годов численность оленей в заповеднике снизилась до 50 голов и вид опять оказался на грани исчезновения.

В «бутылочном горлышке»

Те сложные периоды, когда численность животных серьезно уменьшалась, ученые называют «бутылочным горлышком». Через это «горлышко» олени проходили дважды, и сохранить популяцию каждый раз стоило серьезных трудов. К тому же, когда количество особей приближается к критически малому, возникает опасность инбридинга — близкородственных связей — популяции необходимо вливание свежей крови, чтобы избежать вероятных мутаций. Поэтому недавно специалисты заповедника отправили пробы (шерсть, помет, кусочки кожи и мышц) в институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН. После исследований из института пришла радостная весть: несмотря на длительную изоляцию и малочисленность, степень инбридинга оказалась невысокой.

«Существующий уровень генетического разнообразия благородных оленей воронежского заповедника остается достаточным для долгосрочного существования популяции при условии ее дальнейшего роста. Одной из основных мер сохранения данной популяции является поддержание достаточной эффективной численности животных (размножающихся самцов и самок) и адекватной поло-возрастной структуры», — говорится в заключении экспертов института им. А.Н. Северцова.

Получается, все благородные олени, обитающие ныне в Усманском бору, — чистокровные предки тех самых нескольких рогачей, завезенных принцессой Ольденбургской из Германии. В природе такое случается весьма редко. По словам директора заповедника Романа Холода, «емкость угодий позволяет спокойно существовать на территории популяции в 250–300 животных. К такой численности поголовья мы и будем стремиться».

Так что, возможно, благодаря стараниям ученых, если не мы, то наши дети смогут услышать брачный рев благородного оленя не только в видеоролике с камеры-ловушки, но и просто гуляя по лесу. А быть может, и покормить красавца с руки.



Партнеры