Воронежцам рассказали, как появились их обычаи и костюмы

Откуда в конопле русалки, почему на свадьбе невесту оплакивали и зачем местные крестьянки носили сопли и роги

10 ноября 2017 в 14:25, просмотров: 652

Проект «Мы, воронежцы», организованный отделением Гильдии межэтнической журналистики, открылся лекцией «Как собиралась Воронежская область. Откуда у воронежцев взялись цоканье, андарак и квитка». В книжном клубе «Петровский» ее провела народный мастер Воронежской области Елена Матвеева. Она рассказала о том, из каких земель приезжали в наш край первые поселенцы, какие традиции и обычаи они привозили с собой и как смешение разных культур дало неповторимый воронежский колорит.

Воронежцам рассказали, как появились их обычаи и костюмы

Защитники и трудяги

Территория нынешней Воронежской области стала заселяться в конце XVI века для защиты южных границ Российского государства. По царскому повелению сюда переводили военных и свободных государственных крестьян из самых разных уголков Руси. Так в новых крепостях и городках появились и казаки из Малороссии и с польско-литовской границы, и крестьяне из Костромской, Ярославской, Рязанской губерний, Подмосковья и Мордовии. Все они приезжали со своими говорами, традициями, культурой, костюмом.

Сохранить все это богатство помогал, в том числе, и уклад жизни. Наша губерния долгое время оставалась аграрной. Когда на севере полным ходом развивалась промышленность, торговля и связи с «зарубежьем» (через северные моря), в воронежском крае сохранялся ручной труд, выращивалась конопля для ткачества. Еще в 1950-е годы в воронежских избах стучали ткацкие станки.

Это сегодня упоминание конопли вызывает смех и шуточки. А ведь именно эта техническая культура много веков кормила, одевала и обеспечивала деньгами воронежского крестьянина. Из конопли ткали изумительные ткани, из ее зерен делали масло, варили кашу. Из ее остатков от изготовления ткани крутили бечевку и плели легкую летнюю обувь, а позже делали канаты, веревку и парусину для кораблестроения, что позволяло заработать.

- Да, конопля могла в какой-то момент и усыпить человека, - рассказывает Елена Матвеева.- Как-то в селе Першино Нижнедевицкого района мы спросили у бабушек: «А русалки у вас водятся?» (рядом с селом был пруд). Они ответили: «А как же, были». - «А где они у вас были?». - «Ну как где, в конопях. Мы когда были маленькие, нам говорили не ходить в поле, когда конопля цветет, а то русалки усыпят и не проснешься».

Не надо психотерапии

Чтобы уберечься от влияния не только русалок, но любой другой нечистой силы, наши предки придумали множество способов. Одним из самых действенных считались обереги. Оберегом могла быть и резьба на окне избы (нечисть не проникнет в дом), и вышивка на одежде (злая сила не проберется к телу). Вышивку делали по вороту (чтобы голова крепче сидела на плечах), на мужских косоворотках – по левой стороне, возле сердца, на рубахах - по линии колена, чтобы ноги были сильные и здоровые.

Обязательно украшали концы одежды (подол, рукава) – чтобы защитить ее, например, пока она сохнет после стирки. Считалось, что так в наряды не проникнет нечистая сила. На концы длинного украшения под названием грибатка женщины вешали иконку или крестик: так наши суеверные люди соединяли языческую символику, силу и христианскую. На спину вешали назадень - оберег, который защищал от дурного слова или взгляда, брошенного в след. А на свадьбе молодым никогда не подавали каравай на полотенце с вышивкой в виде винограда – чтобы муж не стал пьяницей.

- Человек жил в окружении этих оберегов, которые сам делал и шил, с твердой уверенностью, что ему никто и ничто не повредит. И никакие психотерапевты не были нужны, - объясняет Елена Матвеева.

Одежда вместо паспорта

В целом костюм был для наших предков настоящим паспортом. Взглянув на него, можно было понять возраст его обладателя, его этническую принадлежность, степень благосостояния, состав семьи и даже характер.

Самой типичной одеждой воронежской крестьянки была понева – своеобразная юбка, кусок ткани, обернутый вокруг бедер. Она была черной (символ воронежских черноземов) с клеткой из красной нити (символ межи, дороги, реки). Из-за ношения поневы крестьянки получили от более состоятельных соседок название «поневницы» Хотя на самом деле этот предмет одежды – настоящее произведение искусства.

Еще одним типично воронежским знаком была счетная гладь – техника вышивки, в которой выполняли, например, орнамент на плече рубахи. Это очень тонкая работа, где один стежок мог составлять длину двух-трех нитей. Работу воронежских мастериц узнавали по всей России именно благодаря счетной глади. А самыми любимыми орнаментами наших предков были знаки солнца, земли и воды – всего того, что обеспечивало народ урожаем, а значит, давало жизнь и благосостояние семье. Одним из главных воронежских головных уборов была сорока с золотым челышком и позательнем.

Под нее женщина надевала так называемые роги - очень древнее языческое украшение. В дохристианский период женщина поклонялась древней богине Мокоши, покровительнице домашнего очага. Выйдя замуж, без особого рогатого головного убора она даже не могла появиться на улице. Если она после свадьбы не успевала сделать такой головной убор, то брала ухват и шла на улицу с ухватом. Его рога были ее защитой. Со временем языческое понимание украшения утерялось, но сорока осталась непременными атрибутом крестьянки воронежско-белгородского пограничья.

Общим для всех женщин любой этнической группы было одно: волосы замужней должны быть полностью убраны под головной убор. Считалось, что они таят в себе колдовскую силу, а потому их надо прятать. И именно поэтому во всех сказках Баба Яга ходит растрепанной.

По требованию времени Каждый населенный пункт предъявлял к внешнему виду своих жителей свои требования. И соблюдать их надо было неукоснительно. Если человек, переехав из другого места, не менял «чужую» одежду на новую, он становился изгоем, пустым местом. Общество не принимало его. 

Так, в селе, где жили потомки переселенцев с польско-литовской границы, женщины носили андарак – юбку с полосками красного, зеленого и белого цвета. Малоросские крестьянки носили короткий фартук (завеску), жилетку-безрукавку (корсетку) и украшенный цветами головной убор (квитку). Головные уборы жительниц Землянского уезда напоминают мордовские: здесь было много переселенцев из Мордовии, да и многие ездили туда на заработки. Цуканы Каширского района, переселенные из Подмосковья, привезли с собой не только «московские» названия (Каширское, Коломенское), но и одежду с длинными, почти до земли рукавами. Эта деталь одежды хранила свидетельство более высокого, боярского или дворянского происхождения предков, которые могли не утруждать себя работой. А вот их потомки придумали делать в рукавах прорези, чтобы просунуть в них руки – для работы. Сами рукава завязывались за спиной. Отсюда и пошло выражение «работать спустя рукава», ведь в такой одежде хорошо выполнить работу просто невозможно.

Да и надевать надо было строго определенный набор предметов. Например, взрослая женщина Павловского уезда носила на шее множество украшений: гайтан (узорная широкая бисерная лента), круговой монист с подвесками (их называли «сопли») и сверху – каскад бус.

Очень строгими были и обряды, сопровождавшие важные жизненные события. Например, на венчание девка должна была надеть скромный сарафан белого цвета. Такую же белую рубаху носили старухи и вдовы. А все потому, что белый считался цветом скорби, горя. Белый сарафан невесты был свидетельством печали: далеко не всегда замуж выходили за знакомого человека и не знали, как сложится жизнь. Потому и печалились. Так возникли свадебные плачи: плакала невеста, оплакивали ее и подружки. Накануне свадьбы девушку сажали дома и никуда не выпускали, а если выводили на улицу, то накрывали двумя-тремя платками, чтобы свету белого не видела. Свадебный обряд был сродни похоронному: невеста уходит из этой жизни как девушка, как член родной семьи, и возрождается уже в новой семье как женщина. Этот обряд давал ей новый статус, и на следующий день она уже надевала праздничную одежду, ей повивали голову, надевали новый головной убор.

Интересно, что в старые времена люди старались не жениться и не брать замуж человека из другого села. Ведь там могли жить люди другой этнической группы, с другими традициями и культурой, одеждой. Различия в культуре и традициях иногда могли быть непреодолимыми. Вместе с тем, с течением времени они стирались, особенности смешивались. Сейчас не в каждом селе помнят о своем происхождении или истоках каких-то традиций. Однако именно это разноцветье составляет картину Воронежской области – разнообразную и самобытную.

 

Фото Елены Матвеевой и из открытых источников




Партнеры