О естественной убыли и миграционной прибыли воронежцев

Местная демография в кривом зеркале

17 мая 2017 в 13:41, просмотров: 1473

Мэр Воронежа Александр Гусев в отчете перед городской Думой сообщил, что число жителей города на начало 2017-го выросло на 7400 человек и достигло 1 039 800. Правда, на самом деле произошла «естественная убыль» (- 535 воронежцев), а рост произошел за счет мигрантов (+ 7966 человек). Население Воронежской области тоже увеличилось (+1900) и тоже за счет мигрантов; теперь в нашей области живут 2,33 млн человек.

О естественной убыли и миграционной прибыли воронежцев

За годы капитализма воронежцы в селах вымирали в среднем вчетверо быстрее, чем рождались, но отцы города и области особо не переживали из-за демографии, и порой это выглядело забавно. Например, во времена Кулакова обладминистрация так сообщала о демографической ситуации: «Естественный прирост населения области стал в этом году выше… хотя и остался отрицательным».

Срубить дерево, заложить дом и сделать аборт

Слово «демография» в быту почти не встречается, но она всегда рядом. Например, в соцсетях многие воронежцы отмечают, что на улицах стало заметно меньше беременных: после спада рождаемости из-за кризиса, урезания социальных льгот, роста нищеты и цен на все, кроме зарплаты и пособий, дети стали сильно нерентабельными. К тому же ученые РАНХиГС спрогнозировали, что в ближайшие годы от 30 до 50% населения опустятся за черту бедности. Даже члены правительства признали, что кризис бьет, в первую очередь, по семьям с детьми, одиноким матерям и по самим детям. Кроме, разумеется, детишек «элиты». Но они на другой планете живут.

А здесь, в Воронеже, демография познается в сравнении. У соседей подросли двое малышей, и они дали объявления о продаже двух колясок вдвое ниже исходной цены: одна — старенькая, за тысячу рублей, другая, дорогая и практически новая — за пять. За полгода на объявления откликнулась лишь одна женщина. Она хотела дешевую, но покупать ее не стала. А на новенькую вообще не нашлось желающих даже за полцены. Так и стоят они в общем тамбуре вместо того, чтоб катать младенцев.

Вот еще демография: я гулял с тремя внуками (от 3 до 5 лет) в Северном парке, а мимо ехал на велосипеде старый знакомый, бизнесмен. Он остановился, снял шлем, спросил: что, все трое — твои? И сердито сказал: счастливый. А у меня, мол, внук живет в Италии; дочка туда замуж вышла, и мы с мальчиком видимся только по скайпу. Но по-русски он не говорит. И зечем мне успехи в вихре света, весь этот блеск и суета, если единственный внук мне — практически чужой?

Он всегда был насмешлив и самоуверен, но теперь стал жалок и стар. Привычные его злые речи против власти, а также жлобства и трусости большинства населения теряли всякий смысл на фоне трех очаровательных малышей, которых государство российское руками и ногами заталкивает в маргиналы, а я всеми силами этому сопротивляюсь. Он бы тоже хотел, но — облом.

Поверить алгеброй гормоны

В годы дорогих нефти и газа Воронежская область была лидером в ЦФО после Москвы по рождаемости. И уже тогда, будто в предчувствии войны, мальчиков рождалось больше, чем девочек. Даже при материнском капитале смертность у нас превышала рождаемость, а общее количество жителей самого Воронежа никак не дотягивало до вожделенного чиновниками миллиона: на 1 января 2010-го — 928 500 человек. Но власти старательно изображали хорошую мину.

В 2011-м в Воронежской области стало на 13214 жителей меньше, а Берлинский институт населения опубликовал доклад «Исчезающая мировая держава» с прогнозом, что к 2030-му население России уменьшится на 15 млн человек, еще через двадцать лет убыль его достигнет 20%, а общее число россиян упадет до 116 млн человек. Приток мигрантов эксперты в расчет не брали. А он оказался главным «импортозаместителем».

В 2013-м сам Путин предупредил: Россию ждут последствия демографического кризиса 90-х — резкий спад рождаемости. Поэтому государство будет изо всех сил охранять материнство и детство, всемерно поощрять семьи с детьми. Звучало это красиво, но на деле вскоре оказалось, что главное для государства — не дети, а международные понты и оружие.

Тогда же в Воронеже прошел круглый стол по демографии, на котором чиновники всех мастей, включая молодежные, дружно констатировали, что демография у нас с каждым годом все лучше, а убыль населения с лихвой компенсируют мигранты.

В 2014-м Воронежстат подсчитал, что постоянное население области за год уменьшилось на 2400 человек, а число новорожденных — на 1,6%, но это намного лучше 2013-го, когда убыль за год выросла до 3,3%. Причем на 10 браков у нас — 6-7 разводов, зато приток мигрантов из стран СНГ вырос на 6,9%: Узбекистан — 27%, Украина — 13,8%, Казахстан — 12,5% и Армения — 12,3%. 10 тысяч мигрантов осели здесь — как и в году предыдущем.

В 2015-м темпы «импортозамещения» воронежцев выросли еще больше!

На 1.01.2016 в Воронеже числилось уже 1033000 жителей — благодаря внесению пригородов в черту города. Станции Графской, например, что в 50 км от Воронежа. Из 2333700 жителей области 67% — городские, 33% — сельские. Эксперты РАНХиГС зафиксировали массовый отъезд молодежи из малых городов: после школы там остаются лишь 4% выпускников; 10 лет назад их было 14%. Малая родина не может дать им хорошее образование и достойную работу.

Население Воронежа выросло на 9300 человек, несмотря на «отрицательный прирост»: на 11 родившихся пришлось 15 умерших. Зато Украина дала 50,9% мигрантов, Казахстан — 10,4%, Молдавия — 10,2%, Армения — 10%.

В августе 2016-го Институт демографии и миграции подсчитал, что через 10 лет страну ждет новая демографическая «яма», глубже предыдущей. Спасти нацию может только рост в 7 раз за 20 лет числа многодетных семей. Но пока все происходит наоборот: многодетные практически обречены на нищету. Кроме таких, как знаменитая модель Наталья Водянова, родившая от миллиардера 5 детей; вряд ли знакомы ей проблемы остальных многодетных семей России.

Росстат возразил: в 1 полугодие 2016-го число родившихся выросло на 1,6%, несмотря на падение уровня жизни, рост безработицы и мрачные прогнозы экспертов. А министр труда и соцзащиты Максим Топилин доложил Путину, что никакой кризис не берет россиян: рожать стали больше! Майские указы президента ставили цель достичь коэффициента рождаемости 1,75, а правительство достигло 1,77! Это выше, чем в любой стране Европы! Ну, кроме Франции, где мигранты обеспечили еще больший рост. Правда, в целом население страны продолжает сокращаться.

На 1.01.2017 население Воронежской области выросло за год еще на 1500 человек. Детей родилось на 3,8% меньше, причем значительная часть их родилась в семьях осевших мигрантов из Средней Азии и Кавказа.

В апреле Госкомстат доложил: население России продолжает сокращаться. И смертность растет. А эксперты сокрушались, что природу безнаказанно рушит бизнес, в супермаркетах все больше фальсификата, даже в детсадах и школах регулярно травят детей, медицина на уровне пещерном, автомобильные пробки растут и душат выхлопами — как же смертности не расти?

Родина, м-мать…

В мае Институт демографии и миграции в вдруг выкатил пробный шар: законопроект «О статусе многодетных семей» с введением налога на малодетность. Чтоб бездетные и семьи с одним ребенком платили государству дань за свою демографическую несознательность. Кроме кнута, проект предлагает и пряник: некие денежные выплаты, турпутевки или абонементы в консерваторию для многодетных семей, включение ухода за детьми в трудовой стаж. Цель законопроекта — улучшение ситуации с трудовыми ресурсами и обороноспособностью страны.

Надо ж кому-то работать на «элиту» и воевать за нее.

Многие изумились этому шару: логика его полностью противоречит здравому смыслу! В России растет прессинг властей на кошельки россиян и цены на все, не растут только зарплаты и ожидания светлого будущего. «Помогать» поборами семьям с детьми — что-то новое в истории; это явное вредительств! Налог на бездетность пытались ввести в Казахстане, Украине и Беларуси, и он вызвал массовые протесты. Причем о «малодетных» там и не заикались — это вообще за гранью. Может, наверху завелись вредители, и цель их — именно вызвать беспорядки? Ведь даже министры правительства РФ признают, что кризис сильнее всего бьет семьи с детьми, пенсионеров и самих детей!

Сразу двое воронежских «малых» предпринимателей удивили меня матерными оценками многих действий властей. Один даже назвал их геноцидом. И сердито сообщил, что рано или поздно их будут судить. Хотелось бы, конечно, побыстрее. Тем более, что аура 17-го года явно сгущается, и есть надежда, что уже вот-вот произойдет разворот от лжи, воровства и бесчестия к предсказанному рядом пророков становлению России как духовного лидера мира, примера мудрости и благородства. А начать это становление придется с отмены почти всех законов, принятых Госдумой с 2003 года. И пусть все, кто завел страну в тупик, помнят, что отвечать за вранье и воровство придется. Пусть помнят не только верхние, но и те, кто прислуживал им на уровне регионов и городов: не забудем, не простим. Тех, например, кто в Воронеже постоянно клялся в любви к народному «малому» бизнесу, а на деле всячески гнобил его с корыстной целью.

Деньги есть. Да не про нашу честь

Говорят, в России денег нет, и люди должны это терпеть. Даже дети должны. Но только один главарь борцов с российской коррупцией Захаров награбил наличными годовой бюджет миллионного города! А сколько сумок и коробов с наличкой в закромах всей его армии? А у полков и дивизий других опричников?

Одна из нефтяных компаний в этом году на порядок увеличила премии членам правления — без малого полтора миллиарда рублей за квартал! И в марте президент Путин наградил 12 менеджеров этой компании орденами и медалями за «большой вклад в развитие экономики страны». Можно ли откровеннее выразить «национальную идею» верхов?

А банки? Штабеля уголовных дел о выводе ими из страны миллиардов долларов — это «денег нет»?! На днях экс-главу Внешпромбанка Ларису Маркус приговорили к 9 годам колонии за мошенничество и присвоение 113,5 млрд руб., а ее зама Екатерину Глушакову — к 4 годам. Брат госпожи Маркус Георгий Беджамов успел смыться из России, как и многие другие банкиры, — в княжество Монако. Сколько денег туда перекачано, неизвестно, а выдать преступника Монако отказалось. Целых 6 лет во Внешпромбанке действовала, по сути, ОПГ во главе с руководством (фиктивные кредиты, мошеннические списания средств, две сотни фирм-однодневок), и никто этого не замечал. Или просто соучаствовал.

Да, у населения денег нет, но мы держимся. Пока.

 




Партнеры